• августа 17, 2017 В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РФ

    Усовершенствуют процедуру

    Подписано распоряжение Правительства РФ о внесении в Госдуму законопроекта, направленного на совершенствование процедуры оформления документов о дорожно–транспортном происшествии по европротоколу.

  • августа 17, 2017 В СОВЕТЕ ФЕДЕРАЦИИ

    Внесут изменения

    Члены СФ одобрили Федеральный закон «О внесении изменений в Воздушный кодекс Российской Федерации в части провоза багажа».
    Документ подготовлен во исполнение пункта 2 Комплекса мер, направленных на…

  • августа 17, 2017 В МИНТРАНСЕ РОССИИ

    Требования – единые

    Минтранс подготовил проект закона о требованиях к работе автоматизированной системы весогабаритного контроля с учетом результатов публичного обсуждения.
    Законопроект предусматривает единые требования…

  • августа 17, 2017 49

    Хроника 14 – 20 августа 2017 года

    Президент РФ Владимир Путин провел совещание по развитию транспортной инфраструктуры Северо–Запада России.
    В Росавиации создано управление сертификации авиационной техники.
    Подписан конфиденциальный меморандум о взаимопонимании между авиационными властями Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor

Дитя без глаза

Почему за трагедию в Домодедово спросить оказалось не с кого.

Об израильском опыте успешной борьбы с террористами и терроризмом мы не раз слышали и раньше. Но особенно много говорят и пишут о нем у нас в России после трагедии в аэропорту Домодедово.
Как известно, сразу же после совершенного в нем теракта не только в Москве, а во всех регионах страны были ужесточены меры безопасности на транспорте. В Государственной думе прошли парламентские слушания по вопросам совершенствования законодательной базы в сфере транспортной безопасности. Но достаточно ли принимаемых мер для того, чтобы исключить подобные трагедии впредь и поставить надежный заслон террористам? Поэтому большой интерес у журналистов вызвала пресс–конференция на тему «Безопасность на транспорте. Применим ли опыт Израиля в России?».
В обсуждении волнующего всех нас вопроса, перешедшего фактически в заинтересованную дискуссию, благодаря телемосту Москва – Тель–Авив приняли участие с российской стороны – руководители подразделений Национального антитеррористического комитета России – НАК Надежда Шилова и Владимир Соколов, советник председателя НАК Андрей Пржездомский. А также 1–й зам. председателя Комитета Госдумы по безопасности Михаил Гришанков, 1–й зам. председателя Комитета по транспортной безопасности Союза транспортников России, ответственный секретарь парламентской комиссии Госдумы Юрий Нагирняк, председатель Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров и главный аналитик, советник Национального антитеррористического фонда России, полковник КГБ в отставке Олег Нечипоренко.
С израильской стороны – экс–глава спецслужбы «Натив» Яков Кедми, глава пресс–службы полиции Израиля Алекс Кагальский и директор по связям с Россией НПО «Израильский проект», бывший военный обозреватель израильского телевидения Андрей Кожинов. Словом, состав участников, особенно с российской стороны, был достаточно представительным и внушительным.
Теракт в аэропорту Домодедово показал, что принятый у нас в 2007 году Закон «О транспортной безопасности» нуждается в серьезной корректировке и доработке. По мнению Михаила Гришанкова, в нем совсем не прописано, кто должен отвечать за то, что не удалось предотвратить теракт, государство или владелец транспортного объекта, как они должны взаимодействовать между собой? Имеют ли право работники транспорта осуществлять досмотр пассажиров? Кто должен финансировать затраты, связанные с дополнительным оснащением транспорта оборудованием и приборами для контроля на вокзалах и в аэропортах отъезжающих и приезжающих пассажиров? Сейчас эти проблемы обсуждаются в Госдуме.
А как они решаются у израильских коллег?
– Мы первые три года потратили на разработку юридической и законодательной базы, – сказал Яков Кедми. – Отмечу сразу, что в отличие от России у нас нет специального закона о безопасности на транспорте или в какой–либо другой отрасли. Считаем, что нет в этом необходимости. А в работе мы руководствуемся тремя общими законами: о национальной безопасности, о внешней разведке и об армии. В них, на наш взгляд, достаточно все прописано. Конкретно же за безопасность непосредственно на транспорте, за охрану того или иного объекта отвечают их владельцы, будь то государственные структуры или частные компании. А вот контроль за ними, профессиональную подготовку сотрудников транспорта осуществляют государственные спецслужбы. Они дают им свои рекомендации, регулярно проводят с ними учения. И это дает неплохой результат. В Домодедово же, как выяснилось, получилось, как в известной поговорке: у семи нянек дитя без глаза. Безопасность должны были обеспечивать несколько структур, а конкретно никто ни за что не отвечал. И спросить оказалось не с кого.
– Вообще, у нас применяются три круга охраны, – включается в разговор Андрей Кожинов. – Первый круг охраны возложен на работников авиакомпаний. Второй – на работников службы безопасности, которые находятся в штате управления аэропортом. Управление аэропортом отвечает и за пограничные контрольно–пропускные пункты. Специальные подразделения полиции и армии – это уже третий круг охраны. Функции между ними четко распределены. Обучение, как действовать при той или иной ситуации и конкретной обстановке, поставлено на достаточно высокий уровень.
Не обошли вниманием участники пресс–конференции и проблему финансирования затрат на обеспечение безопасности. Не секрет, что когда после тер-акта в Домодедово во всех аэропортах, на железнодорожных вокзалах стали в массовом порядке устанавливать рамки металлоискателей, внедрять другие средства контроля, руководители транспортных подразделений обратились в правительство с просьбами о выделении на незапланированные заранее расходы дополнительных средств из федерального бюджета. А вот в Израиле, оказывается, подобных проблем не возникает. На вопрос Михаила Гришанкова, как и кем финансируются расходы на обеспечение безопасности на транспорте, участвует ли в этом государство, Яков Кедми заявил, что все расходы несут организации и компании, которые владеют транспортными объектами. А если они захотят «сэкономить» на безопасности пассажиров, выделить недостаточно средств, то будут лишены лицензии, им придется искать другую работу.
Итак, израильские специалисты высказали свою точку зрения на то, как обеспечить безопасность на транспорте. А как отнеслись к ней наши участники пресс–конференции? Судя по всему – неоднозначно.
– Лично я не могу согласиться с тем, что за безопасность транспортных объектов должны отвечать их непосредственные владельцы, – сказал Сергей Гончаров. – Я вообще к хозяевам частных компаний отношусь настороженно. Для бизнесмена главная забота не обо мне, как о пассажире, а о том, как получить побольше прибыли. И я не могу доверить им свою жизнь. На мой взгляд, безопасность как на транспорте, так и всех граждан должно гарантировать и обеспечивать государство.
Бесспорно, система, которая действует у нас, далеко не совершенна. Не дело, когда багаж, экипаж самолета проверяет одна команда, вход в здание аэропорта – другая и т. д. И фактически никто ни за что не отвечает. Или, например, есть множество частных охранных подразделений, которые активно привлекают к работе на транспорте. Но ни в одном законодательстве не прописано, какими правами они обладают.
Позицию Сергея Гончарова в том, что за обеспечение транспортной безопасности должны отвечать не владельцы объектов, а специалисты силовых структур, координацию же мероприятий по противодействию терроризму целесообразно возложить на национальный антитеррористический комитет, разделяют и в Минтрансе России. На парламентских слушаниях в Госдуме министр транспорта РФ Игорь Левитин обосновал это тем, что специалисты министерства заканчивали технические вузы, в которых главное внимание уделяется сугубо техническим и технологическим аспектам. А сегодня Минтранс России, не будучи компетентным в правоохранительных вопросах, стал головным исполнителем в этой специфической работе. Было бы правильнее, чтобы и антитеррористическим законодательством занялись ФСБ и Министерство внутренних дел. А вместо этого силовики стараются уйти от ответственности.
Юрий Нагирняк не может согласиться с тем, что произвести обыск можно лишь с согласия пассажира.
– Террористы объявили нам войну. А на войне – как на войне. И это пора осознать всем нам, – заявил он. – Кстати, россияне с пониманием отнеслись к тому, что их принудили к дополнительному контролю при входе в аэропорты и столичные вокзалы.
Более того, Нагирняк считает целесообразным организовать проверку пассажиров в пути – в электричках и поездах, так как в вагон во время остановок поезда на станции легко можно пронести и огнестрельное оружие, и взрывчатые вещества. А особенно беззащитным у нас в России остается метрополитен, который, как и воздушный транспорт, регулярно подвергается атакам террористов–смертников.
 На что Яков Кедми заметил: «Полностью обезопасить все объекты транспорта – задача непосильная. Поверьте мне, что когда вы оснастите все аэропорты, вокзалы, станции рамками и другой контрольной аппаратурой, террористы найдут способы, как обойти этот контроль и проникнуть на транспортные объекты. Наша задача – действовать на опережение – оперативное, тактическое, технологическое, предвидеть, какие новые методы и технологии готовятся применить террористы и заранее подготовиться к их отражению».
Наиболее взвешенную оценку израильскому опыту борьбы с терроризмом и насколько он применим у нас в России дал Олег Нечипоренко.
– Минуло уже 10 лет, как мы, весь цивилизованный мир, находимся в состоянии непримиримой борьбы с международными террористами, – сказал он. – Наши две страны – и Израиль, и Россия – оказались в эпицентре театра военных действий и должны объединить свои усилия, использовать опыт, накопленный в этой борьбе нашими странами. Нам есть что позаимствовать из израильского опыта, но есть и чем поделиться с ними. В борьбе с терроризмом уже имеются общепризнанные, проверенные на практике принципы, но необходимо учитывать и специфику каждой страны. Словом, делай, как они, но по–своему – вот мой принцип. Что касается сотрудничества, то лучше всего его налаживать на двухсторонней основе. Такое сотрудничество, на мой взгляд, более эффективно, чем когда в нем участвует большое количество стран.

Владимир ЧИСТОВ

№ 33 (996) 14 – 20 августа 2017 года

Транспортная политика 108

Установить стандарты

транспортного обслуживания населения с учетом региональных особенностей.Помощник Президента России, секретарь Государственного совета Игорь Левитин…
Воздушный транспорт 171

В авангарде прогресса

На вопросы корреспондента «ТР» отвечает директор Департамента государственной политики в области гражданской авиации Светлана ПЕТРОВА.– Светлана…
Финансы. Инвестиции. Налоги 169

В условиях дефицита

механизм государственно–частного партнерства получает дополнительный импульс для своего развития.Начиная с 2015 года с финансированием крупных…
Финансы. Инвестиции. Налоги 103

«Фабрика финансирования»

Новая стратегия банковского сектора. Проблемы с отечественной инфраструктурой, в том числе транспортной, связаны с проблемами финансирования, даже…
Морской транспорт 131

Беспрецедентная поддержка

оказывается государством гражданскому судостроению.Собственно, повторилась обычная российская история. За годы «реформ» (особенно в лихие 90–е),…
Безопасность 131

Сетевые технологи

помогут предупреждать ДТП по ходу движения.Дорожная обстановка в современном мире и с современным плотным трафиком меняется буквально каждую секунду.…
Показать все

Документы Министерства транспорта РФ

Показать все