Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor
×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 62
Среда, 07 марта 2012 12:42

Курсанты шторма не боятся!

Курсанты шторма не боятся!Проход по Северному морскому
пути стал поворотным
в жизни молодых людей.

Курсанты шторма не боятся!Четыре курсанта Осетровского филиала Новосибирской госакадемии водного транспорта – Вячеслав Бегун, Олег Сарапулов, Иван Назаров и Евгений Николаев – участвовали в перегоне двух теплоходов по Северному морскому пути.
Теперь та их практика, ставшая настоящей проверкой на прочность, полная ярких, захватывающих впечатлений, позади. А сухие курсантские отчеты не в силах отразить того, чему научились парни во время этой супернавигации через четыре моря – Белое, Баренцево, Карское, Лаптевых – на реку Лену.
Но вначале были белые питерские ночи, прогулки по Невскому, фонтаны Петергофа, парад кораблей на Неве в День Военно–Морского флота, Зимний дворец, памятник Петру I. Затем подготовка теплоходов в порту Шлиссельбурга к перегону по Севморпути, несколько рейсов в Карелию за щебенкой в ожидании, когда откроются Карские ворота. И, наконец, долгожданный выход в рейс.
Курсант Олег Сарапулов обратил внимание на то, как основательно велась подготовка к перегону. Проверялись механизмы, спасательные средства, системы пожаротушения, герметизации. Перед выходом покрасили всю надстройку, трапы, палубы. Все блестело, как новое, а когда дошли до порта Осетрово, металлические части судна стали ржавыми. Морская вода съела краску.
Курсанта Ивана Назарова поразило количество шлюзов на Беломоро–Балтийском канале (девятнадцать!) и то, с какими серьезными требованиями сталкиваются экипажи судов, когда проходят через них. Шлюзы преодолеть непросто: сказывается малое траверсное расстояние. В связи с этим многократно возрастает дисциплина и ответственность членов экипажа, все нужно делать четко, в соответствии с инструкциями. Беломоро–Балтийский канал проходили двое суток.
– Я ждал этого перехода и представлял себе такие картины: белые медведи, айсберги, ледоколы, – говорит Иван Назаров. – Но главное – я хотел увидеть море. Когда мы вышли из последнего шлюза, спросил боцмана: «Это море?». «Оно самое», – ответил он. Я посмотрел вниз и увидел синюю воду. Такую синюю, что ее хотелось пить.
В памяти остались освободившиеся ото льда Карские ворота, полярные станции с куполообразными крышами, отблески северного сияния, моржи и белые медведи, глядящие на моряков с берега. Запомнился шестиметровый кит, не отходивший от судна часа четыре и пускающий фонтаны. В Белом море курсанты заметили редкую птицу – белого полярного орла.
По морским приметам, увидеть белого орла означает удачу. Так и получилось. До самого Осетрова шли по чистой воде. Лишь между Карским и морем Лаптевых вдали виднелись айсберги, вспоминает курсант Вячеслав Бегун.
В Белом море состоялось «посвящение в моряки». Матросы облили ребят ледяной водой, пожали руки и поздравили: «Вы теперь – моряки!».
Болтанка дала о себе знать еще в начале пути, так до моря Лаптевых и шли. Во время обеда одной рукой приходилось придерживать кружку и тарелку, поделился впечатлениями курсант Евгений Николаев. Или смачивали дно посуды водой, и она как будто приклеивалась к столу. Как–то в шторм смотрели фильм ужасов по ноутбуку. Качка – три с половиной метра. Что в этот момент в камбузе творилось! Ноутбук в руках, а с полок летит посуда, документы, одежда… Ужастик в сочетании со штормом – ощущения неизгладимые.
При небольшой качке засыпать приятно, как в колыбели, а когда волна высокая, все вокруг скрипит и движется, поэтому уснуть трудно. В период шторма от каждого члена экипажа требовалось, чтобы наготове были гидрокостюм, теплое белье и документы в непромокаемом пакете.
– Приличная качка была и в Баренцевом море, – включился в разговор курсант Олег Сарапулов. – Я тогда занимался такелажными работами. Когда шторм поутих, старпом из рубки заметил огромное количество чаек, которые облепили палубу носовой части. Позвал нас, и мы увидели, что эта часть палубы усыпана слоем кильки сантиметров в пять. Ее выкинуло волной, и чайки устроили пир.
– Команда была замечательная, – подытожил курсант Евгений Николаев. – Мы многому научились: от снятия судна с якоря до выполнения сварочных работ, вязания чалок (строп) и ковриков. Что за коврики? Боцман Владимир Сорокин передал этот секрет. Расплетаешь канат, сбиваешь деревянные планки в каркас, на него натягиваешь веревки и вяжешь. А примером во всем для нас стал капитан Николай Бурдовицын. Он мог сутками стоять в рубке, на мостике. Очень ответственный и работоспособный человек.
Словом, тот перегон по Северному морскому пути оставил в жизни молодых людей неизгладимый след, стал поворотным в биографии каждого из них. Отныне курсанты закреплены за судами, на которых проходили практику. Пароходство заключило с ними контракт на навигацию 2012 года.

Артем ОЗУН,
обозреватель «ТР»

08.03.2012

Прочитано 3699 раз Последнее изменение Четверг, 08 марта 2012 16:40
Другие материалы в этой категории: « За бифштексом – в «Нью–Васюки» Что мы можем сами? »