Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor
Четверг, 29 сентября 2016 09:52

Политика господдержки нуждается в корректировке

Эксперты считают: надо переходить от просто помощи к проектному инвестированию.
Причины негативных явлений, которые в последнее время регулярно отмечаются в российской экономике, большинство специалистов связывают с изменением внешних факторов, прежде всего с ценой на нефть. Действительно, падение цен на нефть, один из наших главных экспортных товаров, приводит к уменьшению доходной части бюджета, секвестру расходных статей и т. д. Так исторически сложилось: Россия, являясь одним из крупнейших экспортеров углеводорода на мировой рынок, не участвует в определении пресловутой цены «бочки» нефти. Таким образом, любые спекуляции на мировых биржах относительно цены на нефть заставляют «вздрагивать» российский бюджет.
Расчеты по мировым хозяйственным операциям, которые ведет Россия, осуществляются в долларах или евро. Колебания этих общепринятых расчетных валют по отношению к российскому рублю, по мнению многих аналитиков, также носят спекулятивный характер и дестабилизируют состояние национальной экономики.
Неблагоприятная внешняя конъюнктура – фактор, с которым необходимо считаться экономике любой страны. Но именно цикличность развития требует анализа не только внешних, но и внутренних факторов, влияющих на экономику, прежде всего на реальный сектор. Для того чтобы иметь достоверную картину, необходимо оценить показатели деятельности отраслей народного хозяйства как минимум за 7–10 лет, поскольку именно за этот период экономика страны проходит полный цикл с возможными взлетами и падениями. Так что же произошло в российской экономике за этот период?
Исследования, проведенное Научно–исследовательским финансовым институтом (НИФИ) Минфина России, показали, что оборот организаций промышленности за 10 лет, начиная с 2005 года, вырос в 3,2 раза. По интересующим нас отраслям разброс значительный и составляет: по деятельности водного транспорта – 189,6%, металлургическому производству (грузовая база) – 225,4%, связи – 250,5%, деятельности сухопутного транспорта – 268,3%, добыче сырой нефти (грузовая база) – 279%, производству машин и оборудования – 280,1%, производству автомобилей – 312,5%, производству пищевой продукции (грузовая база) – 332%, производству судов и летательных аппаратов – 371,2% и т. д. Таким образом, динамика у системо-
образующх отраслей положительная. Но вместе с тем за этот же период доля налоговых поступлений по обрабатывающим производствам снизилась на 2,56%, по добыче полезных ископаемых – на 6,66%, по транспорту и связи – на 5,63%. Снижение налоговых поступлений – это уже внутренний фактор, свидетельствующий о низком уровне налогового менеджмента. И здесь цена нефти ни при чем.
Далее. За прошедшие 10 лет произошел переток трудовых ресурсов в сектор услуг и торговли. Количество занятых в реальном секторе снизилось на 25,7%, или на 4,6 млн человек. На предприятиях водного транспорта численность работников в 2015 году от численности в 2010 году составила 49,7%, сухопутного транспорта – 78,9%, строительства – 85,5%, производства судов и летательных аппаратов – 95%, автомобилей – 63%, машин и оборудования – 64,8%, пищевых продуктов – 82%. Повсеместное уменьшение работающих в реальном секторе снижает производственный потенциал отраслей. К сожалению, эта тенденция сохраняется.
В этой связи отмеченный рост производительности труда в ведущих отраслях не может считаться положительным фактором, поскольку происходит исключительно за счет сокращения численности работников.
Таким образом, реальный сектор экономики непривлекателен как сфера занятости. И сокращение за 10 лет числа занятых на 25% создает серьезные угрозы для развития отраслей в перспективе.
Государство на протяжении последних пяти лет оказывает серьезную финансовую поддержку предприятиям системо-
образующих отраслей напрямую и опосредованно. Речь идет о поддержке государственных корпораций, а также институтов развития, через которые финансируются стратегически важные предприятия и проекты.
Расходы федерального бюджета по этим двум направлениям за 2009–2015 годы составили 3,53 трлн руб. Причем имущественные взносы за счет средств федерального бюджета составили 2,1 трлн руб., т. е. 57%. В итоге баланса таких институтов развития, как фонд «Сколково», ОАО «Роснано», ОАО «Российская венчурная компания», финансовые вложения госбюджета колеблются от 87 до 96%, т. е. являются практически единственными источниками их существования!
Темпы роста государственной помощи можно назвать беспрецедентными: в 2012 году по сравнению с 2011 годом объемы госпомощи увеличились в 6,5 раза, в 2013 году объемы «просели», но зато в 2014 году по сравнению с 2013 годом увеличились в 8 раз.
Не раскрывают в бухгалтерской отчетности полученную государственную помощь следующие компании: «Объединенная авиастроительная корпорация», АО «Объединенная промышленная корпорация «ОБОРОНПРОМ», ОАО «АВТОВАЗ», ОАО «Концерн ПВО Алмаз–Антей», АО «Концерн Вега», АО «Корпорация Московский институт теплотехники», ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение», АО «Гарнизон», ОАО «Информационные спутниковые системы имени академика М.Ф. Решетнева», ОАО «Ракетно–космическая корпорация «Энергия» им. С.П. Королева», ОАО «Газпром нефть», ОАО «Газпром», ОАО «Зарубежнефть», ОАО «Нефтяная компания «РОСНЕФТЬ», ОАО «Производственное объединение «Кристалл», ОАО «Интер РАО ЕЭС», ОАО РАО «Энергетические системы Востока», ОАО «Федеральная гидрогенерирующая компания «РусГидро», ОАО «Акционерная компания «Транснефть».
Неразглашение данных по госпомощи не позволяет оценить эффективность ее использования. А в этой самой эффективности возникают большие сомнения. Вот как выглядят темпы роста ключевых показателей компаний, реализующих программы инновационного развития и получающих господдержку. Динамика всех за исключением одного показателя не впечатляет – только государственная помощь выросла, и очень значительно.
28 компаний, входящих в программу господдержки, не раскрывают в своих отчетах сведений о средней заработной плате сотрудников. По остальным компаниям, предоставившим данные по средней зарплате своих работников, разброс достаточно большой – между максимальной и минимальной зарплатой десятикратная разница (диаграмма). Насколько обоснованы такие различия в зарплате в компаниях, имеющих господдержку, и насколько выплаты увязаны с результатами работы? Поскольку ответа на эти вопросы нет, оценить эффективность господдержки трудно.
Подводя итог, можно сказать, что проблему замедления темпов экономического роста нужно рассматривать и решать с учетом влияния как внешних, так и внутренних факторов. Политика господдержки стратегически важных компаний нуждается в корректировке, в более жесткой увязке выделяемых средств с достижением конкретных показателей работы.
Специалисты считают, что при оказании государственной помощи бюджетные средства целесообразно выделять под конкретные проекты компаний с доказанной эффективностью и окупаемостью, то есть перейти от помощи к проектному инвестированию. Но это уже тема следующего обзора.

Ирина ПОЛЯКОВА,
обозреватель «ТР»,
кандидат экономических наук

Прочитано 652 раз