Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor
Четверг, 16 марта 2017 09:25

Летающая реанимация

Крылатая «неотложка» спасает потерпевших.

Страшное ДТП в Новой Москве: на Варшавском шоссе, столкнувшись, заполыхали УАЗ и «Тойота», унеся жизни восьми человек. Могли бы не выжить еще четверо, но с неба вовремя спустились два вертолета Московского авиационного центра. Крылатая «неотложка» доставила раненых ГКБ № 36 и НИИ имени Склифосовского.
В спасении жизни человека счет порой идет на минуты. Есть грустная статистика: свыше половины пострадавших в ДТП умирают, не дождавшись медицинской помощи. Для такого крупного мегаполиса, как Москва, проблема стоит остро из–за огромного количества пробок на дорогах. Чтобы карете скорой помощи добраться от центра до МКАДа, может потребоваться час–полтора. «Причиной летального исхода нередко является несвоевременный приезд скорой помощи к больному или травмированному человеку, и такие случаи не единичны», – отметил заместитель главного врача Скорой помощи Москвы Алексей Секачев.
На «неотложки» столичные водители реагировать упорно не желают, и машина с красным крестом, безнадежно застрявшая в пробке, – обычная картина. И как ни «крякай» или «завывай» спецсигналом, пробка от этого не рассосется. О нашумевших случаях особо нахальных автовладельцев наслышаны все. Такие наглецы просто не задумываются, что от незапланированной поездки в карете скорой помощи не застрахован никто.
Московская служба «03» ежедневно принимает до 15 тыс. звонков. На составление карты вызова и направление его на одну из 53 подстанций уходят одна–две минуты. А дальше начинается непростая дорога. В норматив для бригады – добраться до пациента за 20 минут – в прошлом году уложились 70% «скорых». И это, по словам медиков, очень хороший результат: несколько лет назад «неотложка» приезжала вовремя только в 40% вызовов. А ведь пробок стало только больше. «Нас больше волнуют не те проценты, когда мы прибываем, а те, когда мы по не зависящим от нас причинам в норматив не укладываемся», – говорит Алексей Секачев.
Для выхода из ситуации более десяти лет назад приняли решение, которое на первый взгляд могло показаться утопичным: активно использовать для экстренной эвакуации пострадавших в ДТП вертолеты. Все понимали, что скорая авиапомощь, минуя пробки, доберется в самые труднодоступные места гораздо быстрее даже самого скоростного автомобиля. Сложность была в том, что согласно действующему законодательству полеты над Москвой строго регламентированы. Для получения подтверждения вылета необходимо получить разрешение как минимум в четырех разных ведомствах. Как в таком случае оперативно выезжать на ДТП? Эту проблему надо было решать…
В мае 2003 года в целях развития авиационных технологий и обеспечения безопасности жизнедеятельности города был создан Московский авиационный центр (МАЦ) – уникальное и единственное в те годы учреждение России, главная задача которого – эвакуация пострадавших с места крупных автокатастроф. Со временем вертолеты стали принимать участие в тушении пожаров, особенно в тех высотках, куда не достают подъемники, и поисках пропавших людей в лесах. Авиацентр тесно работает с департаментом здравоохранения российской столицы, а его учредителем является правительство Москвы – эти функции выполняет департамент по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности столицы.
Начинался авиапарк МАЦ с трех винтокрылых машин. Сегодня их десять. Это многофункциональные вертолеты, для которых сооружены 29 площадок, шесть из которых находятся на территориях лечебных учреждений Москвы, одна – на 35–м километре МКАДа, а 22 размещены в Троицком и Новомосковском административных округах.
– Все вертолеты закуплены по решению правительства Москвы. Они произведены в Европе и отвечают всем современным требованиям: могут летать в любую погоду и оснащены новейшим медицинским оборудованием, – отметил руководитель
авиацентра Кирилл Святенко. Врач–реаниматолог–анестезиолог Московского авиационного центра Анатолий Пономарев пояснил: «По сути, это отделение реанимации в миниатюре. Человек перестает дышать? Сразу подключаются аппараты искусственной вентиляции легких. Нарушается сердечная деятельность? Применяется дефибриллятор. Все поверхности вертолета диэлектрические, поэтому мы можем выполнять кардиоразряды в полете, не нарушая технику безопасности».
– Время подлета по Москве в пределах МКАДа – это максимум восемь минут. В Новой Москве – 15–20 минут. Вертолет может забрать одновременно трех пострадавших, – говорит командир машины санитарно–авиационной помощи Андрей Гуляев.
Ежедневно в Москве дежурят три санитарных вертолета, которые готовы взлететь в воздух уже через пять минут после того, как поступит сигнал на пульт диспетчера. Ежедневно в среднем 5–7 вылетов. Небольшие размеры и высокая маневренность вертолетов делают их просто незаменимыми в обеспечении безопасности мегаполиса и потребностей различных оперативных служб столицы. Отметим, что почти все летчики авиацентра – бывшие военные, многие из которых прошли горячие точки и носят звание «Заслуженный летчик России». «У нас здесь самые сливки», – подчеркнул начальник инспекции по обеспечению безопасности полетов авиацентра Александр Арбузов.
По прибытии к месту ЧП летчик самостоятельно выбирает место для посадки машины. Естественно, оно должно быть как можно ближе к пострадавшим. «Садимся везде: и на МКАДе, и на футбольных полях, и на больших площадках», – говорит командир авиационного звена Вячеслав Обревко. Впрочем, по его словам, летать над столицей совсем не просто, пусть это и красиво выглядит. В Москве большое количество рекламных растяжек, ЛЭП, высотных зданий, все это осложняет работу экипажей.
Способность экстренного реагирования дает возможность спасать многие человеческие жизни. Только за прошлый год бригады, в каждой из которых два врача, перевезли и спасли более 800 человек. Руководство авиацентра с гордостью отмечает, что за годы работы в воздухе спасатели не потеряли ни одного человека.
Удалось столичному руководству решить и проблему полетов над Москвой. Оперативно реагировать на вызовы позволила принадлежность к столичному МЧС.
– Врачи, которые приезжают к месту какого–либо происшествия – взрыв, пожар и т.п., не имеют права входить в зону ЧС, – говорит Кирилл Святенко. – В составе же наших экипажей все врачи имеют квалификацию спасателей, и потому есть возможность работать непосредственно в зоне ЧС.
Министр здравоохранения России Вероника Скворцова считает опыт правительства Москвы по развитию скорой авиапомощи образцовым и достойным для внедрения в других регионах страны. Об этом глава ведомства сказала на мероприятии «Час с министром» в Общественной палате России. Как подчеркнула Вероника Скворцова, «больше всего нас волнует экстренная медицинская помощь, которая должна оказываться в течение «золотого часа». Мы спасаем примерно 7,5–8 тыс. жизней в год только благодаря тому, что уже в 34 регионах работает санитарная авиация. Все подразделения на местах используют опыт авиацентра Москвы. Это одно из главных направлений нашей работы…»

Владимир ГОНДУСОВ

Прочитано 416 раз
Другие материалы в этой категории: « Внуки Паниковского Системный подход »