Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor
Четверг, 22 июня 2017 09:34

Отточенное мастерство

на земле помогает избежать ошибок в воздухе.
Самолеты летают не сами – ими управляют пилоты. Которым, чтобы взяться за штурвал, нужно учиться. Причем не только в небе, но и на земле.
Здесь и приходят на помощь различные тренажеры. Их создание стало отдельным направлением авиационной отрасли. Оно стало динамично развивающимся видом деятельности. Тренажеры применяются для обучения не только пилотов, но и стюардесс, инженеров и многих других специалистов в области воздушного транспорта.
Основная задача, которую необходимо решить при создании тренажера, – приблизить учебный процесс к реальности. Но какими путями этого нужно добиваться? Каким основным требованиям они должны соответствовать?
Об этом шел разговор на конференции «Авиационные, транспортные тренажеры и учебные центры России».
Не секрет, что авиатренажеростроение является направлением, от уровня развития которого в перспективе зависит состояние дел и с безопасностью полетов. это отметил, в частности, начальник отдела Комиссии по программам развития международного воздушного транспорта Сергей Кондратенко. По его словам, в 2016 году в гражданской авиации государств – участников Соглашения о гражданской авиации и об использовании воздушного пространства произошли 63 авиационных происшествия, в том числе 28 катастроф, в которых погибли 74 человека. В коммерческой авиации имели место 28 авиационных происшествий, в том числе 11 катастроф, в которых погибли 44 человека. В авиации общего назначения – 35
авиационных происшествий, из них 17 катастроф, в которых погибли 30 человек. Выходит, что 2016 год установил печальный «рекорд» по количеству авиационных происшествий (63) и по количеству расследований, проведенных МАК за прошедшие 25 лет. А наметившаяся в последние годы тенденция к росту уровня безопасности полетов в коммерческой авиации прервана. При этом следует отметить, что, как и в предыдущие два года, авиационных катастроф в сфере пассажирских перевозок на тяжелых самолетах в 2016 году не произошло. По предварительной оценке, в 2016 году авиационные происшествия, обусловленные человеческим фактором, составили около 94% от общего числа происшествий. Такие данные являются показателем того, насколько важным является вопрос о подготовке авиационного персонала.
Среди причин авиационных происшествий были выявлены те же факторы, что и ранее. В частности, связанные с ошибочными и неграмотными действиями экипажа при пилотировании, с потерей контроля за пространственным положением ВС при попадании в метеоусловия и так далее.
В авиации общего назначения (АОН) продолжают эксплуатироваться воздушные суда без сертификата или с просроченным сертификатом летной годности. Контроль за законностью выполнения полетов частными пилотами со стороны уполномоченных органов ГА, как и в прошлые годы, неэффективен и недостаточен. По–прежнему не обеспечен сбор статистических данных о количестве и продолжительности полетов в АОН, что затрудняет оценку уровня безопасности полетов в этом сегменте авиации.
О состоянии отечественной нормативной базы авиационных тренажеров говорил директор ЦЭСАТ ФГУП «ЦАГИ» Владимир Шибаев.
Он обозначил ряд направлений, по которым должна развиваться нормативно–правовая база тренажеростроения. Тренажер – это ведь средство повышения безопасности полетов. В настоящее время необходимо ввести в действие современные критерии квалификационной оценки авиационных тренажеров, гармонизированные с международными нормами. Должен быть решен вопрос об аккредитации организаций, уполномоченных проводить квалификационную оценку авиационных тренажеров. В перечень документов, подлежащих предоставлению заявителем в Росавиацию, необходимо включить требование наличия сертификата на поставляемый тренажер. Помимо этого необходимо провести инвентаризацию всех находящихся в эксплуатации тренажеров на соответствие требованиям нового документа ИКАО 9625 с целью определения их реального технического уровня.
В перспективе также нужно будет разработать типовые программы подготовки летного состава, обеспечив их соответствие требованиям к тренажерам. С их помощью пилоты должны учиться выходить в полете из опасных ситуаций, связанных, в частности, с попаданием в сложное пространственное положение. Для этого необходимо разработать нормативное и методическое обеспечение по моделированию на тренажерах условий попадания воздушных судов в данные ситуации.
Авиационное тренажеростроение развивается бок о бок с авиастроением. Уже не за горами то время, когда в небе появится самолет МС–21, который ознаменовывает очередной прорыв в деле возрождения и дальнейшего развития отечественной гражданской авиации. О создании специалистами корпорации «Иркут» комплексной системы подготовки персонала по программе МС–21 рассказал начальник отделения разработки систем обучения КБ ИЦ Владимир Алымов. Программа предусматривает подготовку не только пилотов, но и бортпроводников, инженеров и техников. Бортпроводники, например, должны с помощью тренажеров обучаться обслуживанию пассажиров на борту и действиям в случае нештатных ситуаций. И уметь работать с аварийно–спасательным оборудованием.
В настоящее время создан комплексный тренажер КТС МС–21, предназначенный для подготовки (переподготовки) и контроля профессиональных навыков членов летных экипажей. Эта программа включает пилотирование, самолетовождение, эксплуатацию бортовых систем и оборудования, коммуникативную деятельность и
рациональное взаимодействие в различных ситуациях, включая аварийные. Для решения аналогичных задач создан также процедурный тренажер ПТС МС–21. Для освоения самолета создан и учебный компьютерный класс. В состав его оборудования входят действующие интерактивные стенды. Специальный тренажер разработан и для обучения навыкам пожаротушения на борту.
Своим опытом поделилась Наталья Егорова, заместитель директора Авиационного учебного центра Балтийского Федерального университета имени Эммануила Канта. Этот центр выпускает сотрудников служб авиационной безопасности, специалистов по перевозке опасных грузов на воздушном транспорте, диспетчеров по центровке и загрузке воздушных судов, а также кассиров по бронированию и продаже авиабилетов. Для организации учебных занятий центр пробрел выведенный из эксплуатации и списанный самолет «Боинг 737–500», прежде принадлежавший ныне упраздненной авиакомпании «КД–Авиа». Новый учебно–тренажерный комплекс в настоящее время расширяет ряд образовательных программ. Часть из них ориентирована на нужды МЧС и ФСБ.
Сегодня в центре внимания авиационного сообщества находится тема, связанная с беспилотными летательными аппаратами. Специалист, который управляет ими, также называется пилотом, но с определением «внешний». Управлять беспилотником едва ли проще, чем пилотируемым воздушным судном. Это можно видеть, в том числе и наблюдая за действиями авиамоделиста, управляющего
радиоуправляемой моделью, да и то не в полной мере – последний свое детище далеко от себя не отпускает и имеет возможность своими глазами наблюдать за его поведением. Но БПЛА может удаляться от своего «повелителя» на десятки километров.
Эти и многие другие детали определяют специфику профессии «внешний пилот» для БПЛА. О подготовке внешних пилотов беспилотных авиационных систем рассказал руководитель направления беспилотных летательных аппаратов ФГАУ ДПО «ЦП САП» Валерий Домрачев. Он заострил внимание на том, что данный вид авиационной техники сегодня применяется в различных областях – в нефтегазодобывающей промышленности, геологии, сельском хозяйстве и во многих других отраслях экономики. Опыт эксплуатации БПЛА показывает, что большинство аварий с ними происходят в связи с человеческим фактором. Работа внешнего пилота имеет ряд особенностей, одна из которых заключается в том, что внешний пилот не чувствует ситуацию с такой же полнотой, как традиционный, находящийся в кабине воздушного судна. Поэтому один из этапов подготовки представляется целесообразным проходить с помощью тренажера. Он позволяет отрабатывать пуск летательного аппарата, работу с полезной нагрузкой, взаимодействие в экипаже и работу с диспетчерами ОрВД. Практика показывает, что применение тренажера в 3–5 раз удешевляет подготовку пилотов и сводит к минимуму их ошибки при реальных пусках, что значительно повышает безопасность полетов в гражданской авиации.
Сегодня одна из наиболее актуальных проблем в деле подготовки летного состава связана с обучением будущих пилотов навыкам и умению действовать на критических режимах полета, особенно при попадании воздушного судна в сложное пространственное положение. Показателем остроты этой проблемы стала катастрофа самолета «Боинг 737–500» в Казани, происшедшая в ноябре 2013 года. О путях решения этой проблемы говорил заместитель начальника Школы летчиков–испытателей при ЛИИ имени М.М. Громова Василий Ахрамеев. Он представил статистические данные по катастрофам воздушных судов, ставших результатом попадания в сложное пространственное положение или сваливание. В период с 1995 по 2004 год их доля составляла 21%, с 2005 по 2010 год она увеличилась до 31%, а с указанного года до 2014–го вновь снизилась до 21%.
Такие происшествия получили название Loss of Control in Flight (то есть потеря управления в полете). Под этим подразумеваются потеря устойчивости и управляемости и сваливание самолета при выходе на закритические углы атаки, попадание вертолета в вихревое кольцо и растерянность пилота при попадании в сложное пространственное положение. Кроме того, под это определение попадает потеря пилотом контроля над текущей ситуацией при внезапном, неожиданном и неадекватным по сравнению с ожидаемым поведении летательного аппарата.
Причиной потери управления могут быть атмосферные возмущения, вызванные природными явлениями или другими летательными аппаратами. К опасным природным явлениям относятся вертикальные порывы, а также волновые потоки и кольцевые вихри в горной местности. У вертолета вихревое кольцо может возникнуть не только на несущем винте, но и на рулевом.
Василий Ахрамеев назвал программы, которыми должны быть оснащены тренажеры с целью обучения пилотов действиям в сложных ситуациях. Для тренажеров, в частности, создается математическая модель вихревого следа. Предметом математического моделирования являются также все виды атмосферных возмущений. Кроме того, докладчик сформулировал практические рекомендации по повышению безопасности полетов. Для воздушных судов должны быть разработаны бортовые системы интеллектуальной поддержки экипажа и автоматизации управления в особых ситуациях. Для тренировки экипажей должны быть разработаны авиационные тренажеры нового поколения, позволяющие обеспечить возможность специальной подготовки пилотов, в том числе и в особых ситуациях. Но при создании таких тренажеров предстоит решать ряд сложных задач, необходимых для достижения адекватности моделирования полета.
На конференции обсуждались также вопросы, связанные с созданием программных продуктов для тренажеров. Эта тема для современного тренажеростроения является сегодня одной из наиболее актуальных. Большинство участников заседания пришли к выводу, что сегодня необходимо совершенствовать нормативно–правовую систему, на которой строится деятельность компаний по производству тренажеров, а также учебных заведений по подготовке авиационного персонала. Главное, чего необходимо достичь в построении учебных программ, – чтобы должным образом была поставлена не только теоретическая подготовка, но и практическая. Это станет одним из существенных шагов к повышению качества подготовки пилотов, что подразумевает и их умение правильно действовать в сложных ситуациях. И именно в этом и будет гарантия, что казанская катастрофа не повторится.

Петр КРАПОШИН

Прочитано 327 раз
Другие материалы в этой категории: « Грехи земные и небесные Спецключ машиниста »