Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor
Четверг, 15 февраля 2018 09:06

Прокрустово ложе закона,

или Как обеспечить конституционные права граждан с ограниченными возможностями.

Крик души

Житель города Ульяновска Александр Кастолин записал видеообращение в Президенту РФ и депутатам Госдумы, в котором рассказал о том, что его оштрафовали на 3 тыс. руб. за перевозку в салоне автомобиля лежачего ребенка–инвалида без удерживающих устройств. Инспектор проигнорировал представленную справку и составил протокол на основании п.22.9 Правил дорожного движения, согласно которому перевозка детей до 12 лет должна осуществляться с использованием детских удерживающих систем (устройств), соответствующих весу и росту ребенка, или иных средств, позволяющих пристегнуть ребенка с помощью ремней безопасности, предусмотренных конструкцией транспортного средства.
Формально инспектор был прав и действовал строго в рамках закона: ПДД не делают никаких исключений и обязывают водителей и пассажиров, включая детей, пристегиваться ремнями безопасности. Очень часто ребенок с ДЦП имеет нестабильный позвоночник, плохо удерживает себя в положении сидя, имеет слабый шейный отдел и может находиться только в положении лежа. Его невозможно пристегнуть ремнями безопасности, это может причинить ему вред, поскольку существующие удерживающие устройства не учитывают физиологические особенности таких детей и не могут обеспечить необходимый уровень безопасности.
На практике родителей и опекунов детей–инвалидов, не выполнивших требование закона из–за медицинских противопоказаний, штрафуют, и уже есть немало случаев привлечения их к административной ответственности.
 «Закон на стороне инспектора. Со стороны лежачего ребенка–инвалида нет закона, который бы защищал его интересы, – говорит возмущенный отец, держа на руках сына, страдающего тяжелой формой ДЦП. – По закону мы имеем право носить этого ребенка на руках, возить в общественном транспорте. Мы не имеем права перевозить его в личном автомобиле и социальном такси, так как он лежачий, – только в спецмашине. Дело передано в суд. По какому закону будут судить меня, или, возможно, вот этого ребенка–инвалида, которому четыре года? Я осознаю, что при перевозке такого ребенка в автомобиле я не могу обеспечить полную его безопасность, но других вариантов у меня нет».
В поисках справедливости житель Ульяновска обращался во все властные структуры, безус-
пешно пытался пробиться на прием к губернатору. Надо сказать, что после вмешательства общественности и прокуратуры ГИБДД все–таки отменила штраф, признав, что водитель действовал в условиях крайней необходимости. Но это половинчатая мера, которая кардинально проблемы не решает. Не ошибусь, если скажу, что в подобной ситуации по всей стране оказываются десятки тысяч граждан.
Очевидно, что в семьях с детьми–инвалидами автомобиль является не только средством передвижения, но и необходимым средством для реабилитации больного ребенка. Надо ли говорить, что для семьи с ребенком–инвалидом штраф в 3 тыс. руб. – существенная дырка в бюджете, и по большому счету, жителя Ульяновска можно штрафовать сколько угодно раз, учитывая то обстоятельство, что в больницу больного ребенка приходится возить регулярно.

Пристегнуть нельзя перевозить

Проблемы транспортной доступности  медицинских услуг для особых категорий граждан имеют не только медицинский, но и важнейший социальный аспект, и тысячи семей, где есть дети–инвалиды, вынуждены идти на нарушение закона.
20 сентября 2017 года ГД приняла протокольное поручение о запросе Правительству РФ с целью получения информации о результатах межведомственного взаимодействия по урегулированию вопроса, связанного с перевозкой детей–инвалидов в автомобильном транспорте без специальных удерживающих систем (устройств), и планируемых сроках внесения необходимых поправок в постановление Правительства РФ от 23.10.1993 года № 1090 «О Правилах дорожного движения». Однако депутатов не удовлетворил пакет документов, пришедший из Правительства РФ, и они решили провести совместное заседание трех думских комитетов – по транспорту и строительству, по охране здоровья и по государственному строительству и законодательству, посвященное обсуждению вопроса перевозки детей–инвалидов автомобильным транспортом без специальных детских удерживающих устройств, чтобы еще раз привлечь внимание к этой проблеме.
В заседании приняли участие депутаты профильных комитетов, представители Министерства транспорта РФ, Минздрава России, Министерства промышленности и торговли РФ, МВД России, а также профессионального сообщества.
«Эта проблема касается не только больных детей, но также пассажиров и водителей, страдающих рядом заболеваний, что не позволяет им пристегиваться в автомобиле, поскольку это приносит им физические страдания, – заметил первый заместитель председателя Комитета ГД по государственному строительству и законодательству Вячеслав Лысаков. – Однако по действующим правилам они обязаны использовать ремни безопасности, в противном случае им грозит штраф, и фактически они находятся вне закона».
Между тем существует международный опыт, когда национальное законодательство предусматривает исключение из обязательных правил перевозки детей по медицинским показаниям, например, по этому пути пошли в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии.
По мнению заместителя директора Департамента промышленности и инфраструктуры Правительства РФ Руслана Заливацкого, любая выдача справки может породить коррупцию. В свое время Минпромторг предлагал при перевозке детей–инвалидов руководствоваться пунктом ПДД для водителей, осуществляющих движение на автомобиле, имеющем неисправности, запрещающие его эксплуатацию, с соблюдением необходимых мер предосторожности. Другими словами – перевозить детей–инвалидов в крайней правой полосе на скорости 10 км/ч с включенной аварийной сигнализацией. Это позволит избежать штрафных санкций за непристегнутый ремень безопасности, считает чиновник.
Интересно, что бы подумал про такое предложение житель Ульяновска, которому приходится возить на автомобиле своего ребенка на консультацию в Москву? Да и потом, жизнь больных детей не ограничивается только поездками к врачам, их могут везти в кино, к бабушке в гости, наконец. Как быть в таких случаях?

С водой не выплеснуть ребенка

«Проблема очень серьезная. Мы шаг за шагом движемся в направлении усиления безопасности дорожного движения. На мой взгляд, необходимо сформировать дорожную карту, чтобы, с одной стороны, обеспечить безопасность дорожного движения, с другой – право граждан на достойную жизнь, – подчеркнул председатель Комитета ГД по охране здоровья Дмитрий Морозов. – Мы ни в коей мере не подвергаем сомнению тот факт, что фиксация детей в автомобиле с помощью удерживающих устройств – это сохранение их жизни при ДТП. Проблема в том, что есть определенная группа детей, которых невозможно фиксировать при перевозке в автомобиле. Даже ведущие фирмы – производители автомобилей не предусматривают специальных удерживающих устройств для таких категорий пассажиров, как правило, они изготавливаются по специальному заказу и стоят очень дорого».
Дмитрий Морозов предложил рекомендовать Минздраву определить перечень заболеваний, при наличии которых допускается перевозка детей–инвалидов в автомобильном транспорте без специальных детских удерживающих систем (устройств).
Парламентарий считает также необходимым поручить Минпромторгу рассмотреть вопрос разработки и производства отечественных специализированных детских удерживающих устройств (5–6 моделей), адаптированных для детей–инвалидов (в том числе лежачих) и учитывающих особенности их заболеваний. «Разработку фиксирующих устройств для детей–инвалидов надо поставить на первое место, чтобы подчеркнуть наше понимание этой проблемы на долговременную перспективу», – заключил Дмитрий Морозов.
Подключившаяся к дискуссии директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава России Елена Байбарина также разделяет эту позицию и считает, что первоочередной задачей должна быть разработка специальных ремней, которые могли бы удерживать лежачего человека, поскольку это обеспечивает его безопасность. Говоря о перечне заболеваний, при которых допускается перевозка в автомобиле без удерживающих устройств, Елена Байбарина пояснила, что при одном и том же диагнозе один человек может сидеть, другой – нет. Поэтому представитель Минздрава предложила, чтобы в индивидуальной программе реабилитации (ИПР) каждого инвалида, которая разрабатывается специалистами медико–социальной экспертизы, была прописана в том числе и возможность перевозки его в автомобиле без удерживающих устройств наравне с другими видами помощи в преодолении барьеров, мешающих ему получать те или иные услуги.
Председатель Комитета Госдумы по транспорту и строительству Евгений Москвичев обратил внимание на то, что конструктор машины может не дать разрешения на переоборудование автомобиля, которым владеет семья ребенка–инвалида: «Но проблему решать надо. Если нельзя возить детей–инвалидов непристегнутыми, то государство должно выделить деньги для семей с детьми–инвалидами на покупку специальных автомобилей».
Составление перечня заболеваний – это только одна сторона решения проблемы. Свою часть работы должно провести и МВД России, которому рекомендовано подготовить проект поправок в постановление Правительства РФ от 23.10.1993 № 1090 «О Правилах дорожного движения», предусматривающих возможность перевозки детей–инвалидов в автомобильном транспорте без специальных детских удерживающих систем (устройств) при наличии медицинской справки, подтверждающей наличие соответствующих заболеваний. Это в равной степени относится и к взрослым пассажирам, страдающим теми или иными заболеваниями, исключающими возможность применения ремней безопасности. Однако в отношении водителей начальник Договорно–правового департамента МВД России Александр Авдейко остался непреклонен. По его мнению, все водители без исключения должны быть пристегнуты, и этот вопрос нуждается в отдельной проработке.
Заместитель начальника ГУОБДД МВД России Владимир Кузин поддержал в этом своего коллегу: «В правилах не должно быть исключений. Это нонсенс. Принят закон, который предполагает выдачу индивидуального знака инвалида. В этом законе как раз и можно прописать вопросы перевозки инвалидов, и тогда никаких изменений в Правилах дорожного движения делать не придется».
С точки зрения статс–секретаря – заместителя министра транспорта РФ Сергея Аристова, перевозка без удерживающих устройств небезопасна для пассажиров. По мнению Минтранса, в целях медицинской необходимости при поездках в лечебное учреждение нужно использовать специализированный санитарный транспорт, который должен находиться в распоряжении Минздрава.
Член Комитета ГД по охране здоровья Алексей Куринный напомнил, что сегодня ни одно фиксирующее устройство, учитывающее особенности детей–инвалидов, в том числе лежачих, не сертифицировано в РФ. Его цена варьируется от 150 тыс. руб. и выше, и установить его в стандартный легковой автомобиль невозможно. Кроме того, по действующему законодательству специальные детские кресла иностранного производства или иные удерживающие устройства не входят в перечень технических средств реабилитации, предоставляемых инвалидам бесплатно. В ходе обсуждения было предложено включить детские удерживающие системы (устройства), адаптированные для детей–инвалидов, в федеральный перечень технических средств реабилитации, предоставляемых семьям, воспитывающим детей–инвалидов, бесплатно либо с компенсацией их стоимости.
«В данной ситуации очень важно с водой не выплеснуть ребенка, – призвал Дмитрий Морозов. – Ведь обсуждаемая нами проблема возникла потому, что родителей детей–инвалидов привлекают к административной ответственности из–за того, что они объективно не могут выполнить требования закона. Поэтому в первую очередь необходимо решить вопрос с разработкой и производством специальных удерживающих устройств для детей–инвалидов, а пока рекомендовать для таких категорий пассажиров индивидуальный режим фиксации, и не штрафовать родителей за ее отсутствие».
Завершая дискуссию, Евгений Москвичев предложил «еще раз обратиться к премьеру с просьбой решить вопрос перевозки детей–инвалидов и маломобильных граждан в течение 3–4 месяцев».


Татьяна ЛАРИОНОВА,
обозреватель «ТР»

Прочитано 313 раз Последнее изменение Четверг, 15 февраля 2018 09:10