Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor
Четверг, 15 марта 2018 09:04

Важнее космоса

В Москве прошла III Международная конференция «Арктика: шельфовые проекты и устойчивое развитие регионов».

В ходе конференции состоялся профессиональный разговор об освоении Арктики, об ответственности нашего и будущих поколений за сохранение и развитие ее богатейшего природного, исторического и культурного наследия.
Представители государства и бизнеса, экспертного и научного сообщества обсудили вопросы устойчивого развития Арктического региона, формирования опорных зон, развития государственно–частного партнерства, улучшения инвестиционного климата, обменялись опытом ведения работ в сложных условиях Арктики с применением современных инновационных технологий.
Двухдневная насыщенная программа конференции включала более десятка «круглых столов», посвященных углублению международного сотрудничества в Арктике, энергетической безопасности регионов Крайнего Севера и Дальнего Востока, развитию транспортной инфраструктуры Арктической зоны, применению инновационных решений при добыче и переработке полезных ископаемых и углеводородов, перспективам развития рынка СПГ, сохранению экологии, кадровой политике и развитию туризма.
На одном из «круглых столов» обсуждались проблемы международного сотрудничества в Арктике.
Руководитель Центра арктических исследований Института Европы РАН, член научно–экспертного совета Государственной комиссии по вопросам развития Арктики Валерий Журавель рассказал о деятельности Арктического совета, в который входят восемь стран – Россия, Канада, США, Дания, Исландия, Норвегия, Швеция, Финляндия.
С 2015 по 2017 год в совете председательствовали США. По словам Валерия Журавля, за это время удалось решить вопросы взаимодействия береговых охран, охраны окружающей среды, развития связи и коммуникационных сетей, расширения сети метеостанций, сохранения языков коренных малочисленных народов, живущих в Арктике, провести консультации по теме международного рыболовства в Северном Ледовитом океане.
Валерий Журавель подчеркнул важность и своевременность создания восьми опорных зон в российской Арктике, где планируется реализовать порядка 150 инвестиционных проектов. «Принципиальный вопрос, как осваивать Арктику, – вахтовым методом, или люди там должны жить постоянно? Наши документы стратегического планирования рассчитаны на период до 2025–2030 годов. Но чтобы планомерно заниматься развитием Арктики, горизонт планирования должен быть не менее 50–70 лет», – считает эксперт.
Заместитель декана экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, эксперт Аналитического центра при Правительстве РФ Александр Курдин изложил свою точку зрения на проблему устойчивого регионального развития в Арктике: существуют ли готовые решения и можно ли их тиражировать в российских арктических регионах? По его словам, согласно зарубежным исследованиям арктические регионы поделены на три кластера. Для кластера первого типа характерны низкая плотность населения, низкая занятость в промышленности и высокая безработица, то есть преимущественно реализуется стратегия натурального хозяйства или стратегия консервации. Для кластера третьего типа – низкая безработица и относительно высокий уровень дохода. Здесь реализуется стратегия трансформации, то есть вхождение арктических регионов в экономическую систему страны. Российские арктические регионы относятся к кластеру второго типа, для которого характерны активная миграция из регионов, невысокий уровень доходов и довольно высокий уровень занятости в промышленности. Следовательно, опыт других арктических стран нам не очень подходит, и России, как всегда, надо идти своим путем.
Директор Геофизического центра РАН, вице–председатель Научного совета Международного института прикладного системного анализа (IIASA) Алексей Гвишиани рассказал об опыте изучения арктических территорий совместно с Международным институтом прикладного системного анализа, который находится в Австрии и объединяет ученых из 24 стран мира.
«Арктические страны заинтересованы в разработке нефтегазовых месторождений в Арктике. Россия борется за два хребта – Менделеева и Ломоносова, где находятся большие запасы нефти и газа. В подтверждение своей заявки наша страна представила колоссальные базы данных, собранных во время многочисленных арктических экспедиций. В настоящее время, кроме России, еще три страны – Канада, Норвегия и Дания – представили в Комиссию по определению границ мирового океанического шельфа свои запросы, но территориально они не пересекаются. IIASA занимается системным изучением этих предложений в совокупности», – проинформировал Алексей Гвишиани.
В качестве примера международного сотрудничества в Арктике можно привести Программу приграничного сотрудничества «Коларктик 2014–2020». Это одна из программ Европейского союза, которая поддерживает приграничное сотрудничество вдоль внешних границ ЕС и является финансовым инструментом добрососедства между Северным Калоттом (Финляндия, Швеция, Норвегия) и Северо–Западом России. В течение 2012–2016 годов были реализованы около 20 проектов приграничного сотрудничества, отвечающих общим стратегиям и приоритетам финских, норвежских, российских и шведских партнеров.
Совместный мониторинговый комитет утвердил ряд крупных инфраструктурных проектов. Среди них развитие дорожной инфраструктуры и оборудования направления Кола – Верхнетуломский – пограничная трасса на Лотту. Проект направлен на инвестирование в развитие дорожной инфраструктуры Баренцева региона, создание равных комфортных и безопасных условий для дорожного движения по обе стороны российско–финляндской границы. Еще один проект связан с развитием инфраструктуры дорожной поверхности и оборудования направления Кандалакша – Алакуртти – пограничная трасса на Саллу. Дорога на Саллу – часть Баренцева транспортного коридора, который является кратчайшим путем, соединяющим территории четырех соседних стран: от Бодо (Норвегия) через Хапаранду (Швеция) и Саллу (Финляндия) в Кандалакшу (Россия).
Для активизации приграничного туризма в Баренцевом море по маршрутам, связывающим Северную Норвегию, Мурманск, Соловецкий архипелаг и Архангельск, планируется также развитие инфраструктуры приграничных морских путешествий в Баренцевом регионе.
Когда речь заходит о Китае, то активизация Поднебесной на арктическом направлении неоднозначно воспринимается мировым сообществом. Одни страны считают, что Китай имеет в Арктике законные экономические и научные интересы, другие – убеждены, что он угрожает суверенитету арктических стран. Характерно, что Китай прилагает значительные усилия для поиска стран–партнеров по освоению Арктического региона, прежде всего среди членов Арктического совета.
«В конце января 2018 года Китай опубликовал Белую книгу, в которой детально изложена программа действий китайского правительства в Арктике на период 50–100 лет, – сказал председатель Координационного совета по взаимодействию с бизнес–объединениями стран Азии Международного конгресса промышленников и предпринимателей (МКПП) Владимир Ремыга. – Китай позиционирует себя как крупную мировую державу, которая стремится занять лидирующие позиции в таких областях, как освоение космоса, развитие ИТ–технологий, а на первом месте стоит освоение Арктики. Сам факт создания этого уникального документа отражает традиционный подход китайских ученых и политиков, выстраивающих стратегию на десятилетия вперед».
Как известно, в Арктике сосредоточены от 30 до 75% всех прогнозных запасов углеводородов планеты. В то же время по общему минерально–сырьевому потенциалу Китай уступает России не менее чем в 15 раз, поэтому интерес КНР к природным ресурсам Арктики неслучаен. Китай готов «сделать вклад в арктические дела, стараясь вкладывать свою мудрость и силы в развитие Арктики». Кроме разведки и добычи природных ресурсов, среди перспективных направлений деятельности в Арктике китайцы рассматривают судоходство, рыболовство, научные исследования, авиасообщение.
По словам Владимира Ремыги, китайцы считают, что арктический вопрос уже не является прерогативой арктических государств, а процессы, идущие в Арктике, затрагивают интересы других стран, международного сообщества в целом. В Белой книге говорится, что арктический вопрос тесно связан с общей судьбой существования и развития человечества, имеет глобальное значение и международное влияние. Природные условия Арктики и их изменения оказывают непосредственное влияние на климатическую систему и экологическую среду Китая и тем самым затрагивают экономические интересы страны в лесном и сельском хозяйстве, рыбном промысле и других сферах, подчеркивается в Белой книге.
Какие выводы из этого можно сделать? Есть ли у России возможности как–то влиять или ограничивать деятельность Поднебесной в этом регионе земного шара или, напротив, лучше использовать уникальную возможность и в условиях дефицита собственных средств привлечь избыточные финансовые, технологические и другие ресурсы Китая? Один из примеров – созданный Российско–китайский инвестиционный фонд регионального развития, который намерен инвестировать в проекты на территории Российской Федерации и за ее пределами.
Россия поддержала выдвинутую китайцами идею «Один пояс – один путь», которая объединяет проекты «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковый путь XXI века», и намерена искать точки сопряжения китайской инициативы «Один пояс – один путь» с Евразийским экономическим союзом и ШОС именно в Арктике. Яркое тому подтверждение – проект «Ямал–СПГ», в котором 20% акций принадлежат Китайской национальной нефтегазовой корпорации и 9,9% – Фонду Шелкового пути. Эта модель сотрудничества способствует новой практике совместного строительства «Ледового Шелкового пути» между Китаем и Россией.
«В настоящее время китайцы очень активно осваивают перевозки по Северному морскому пути, потому что по сравнению с южными маршрутами расстояние между Китаем и Западной Европой по СМП сокращается практически вдвое, – говорит Владимир Ремыга. – В 2017 году по маршруту СМП прошли 6 судов китайской транспортной компании Cosco. Более того, китайцы очень активно строят свой ледокольный флот и суда ледового класса. Насколько рационально, что суда ледового класса сначала идут из Шанхая по теплой воде и далее по Северному морскому пути? Может быть, нам целесообразно скооперироваться с Китаем, создать совместную структуру и работать вместе на этом маршруте».
Самостоятельное и очень важное значение СМП имеет для транспортировки сибирского леса, и наиболее серьезной логистической проблемой является отсутствие дорог, продолжает Владимир Ремыга. «Строительство и содержание дорог в Сибири требует огромных капиталовложений, – отмечает он. – Китайцы предлагают создать лесную российско–китайскую биржу, но главную проблему представляет транспортировка леса. Поэтому наиболее рациональный подход – транспортировать лес по сибирским рекам, впадающим в Ледовитый океан, перегружать его на суда ледового класса и доставлять в Китай. Для этого китайская сторона готова инвестировать средства в постройку речных судов, реконструировать заполярные морские порты, которые обслуживают не только сам СМП, но и перевалку грузов по крупнейшим сибирским рекам. Если Северный морской путь будет обустроен, тогда этот проект «засверкает». В одном из выступлений прозвучал тезис, что освоение Арктики сопоставимо с освоением космоса. Может быть, на данном этапе Арктика даже важнее космоса. Богатство России будет прирастать за счет освоения Арктики, где мы можем сами устанавливать правила игры. Если все сделать правильно в долгосрочном плане, то можно получить колоссальный эффект».

Татьяна ЛАРИОНОВА,
 обозреватель «ТР»

Прочитано 446 раз