Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor
Четверг, 28 ноября 2019 08:43

По единым правилам

В Госдуме обсудили проблему незаконного использования беспилотных летательных аппаратов.

Во всем мире наблюдается взрывной рост продаж беспилотников. Мировой рынок коммерческого использования БПЛА оценивается в 2 млрд долларов. Россия не остается в стороне от этого процесса. У нас в стране порядка 60% дронов приобретаются для личного использования и 40% – для коммерческих профессиональных целей. По некоторым оценкам, в стране используются 800 тыс. беспилотников, и по прогнозам национальной технологической инициативы «Аэронет» к 2025 году парк дронов в России перешагнет отметку за 1 млн ед.
Между тем мировая практика отмечает рост числа случаев использования беспилотных летательных аппаратов для совершения терактов, доставки оружия, боеприпасов, отравляющих веществ. В России также отмечается значительный рост числа нарушений порядка использования воздушного пространства, допущенных владельцами беспилотных воздушных судов (БВС), что создает угрозу как для безопасности полетов пилотируемых воздушных судов, так и для безопасности людей и объектов на земле.
По данным Росавиации, в 2018 году были зарегистрированы 320 нарушений порядка использования воздушного пространства (в 2017 году – 283). Из них 287 нарушений (89%) были допущены эксплуатантами (владельцами) воздушных судов, используемых в целях авиации общего назначения. Наиболее распространенные нарушения – использование воздушного пространства без разрешения соответствующего оперативного органа ЕС ОрВД и использование воздушного пространства запретной зоны, зоны ограничения без специального разрешения.
Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции провел «круглый стол», где эксперты обсудили проблему незаконного использования БПЛА и меры по обеспечению национальной безопасности. В ходе дискуссии было отмечено, что беспилотники могут использоваться для совершения терактов в местах проведения массовых мероприятий, для атак на критически важные объекты инфраструктуры, для совершения целого ряда преступлений: распространение наркотиков, контрабанда, шпионаж. Новым направлением использования дронов со стороны преступников может стать незаконное ведение оперативно–разыскных действий, слежка за сотрудниками правоохранительных органов и спецслужб во время проведения ими оперативно–следственных и контртеррористических операций.
Группа депутатов разработала законопроект, принятый Госдумой во втором чтении, который вносит изменения в некоторые законодательные акты РФ, регулирующие деятельность правоохранительных органов и специальных служб, и наделяет пять ведомств полномочиями по пресечению полетов дронов в случае их несанкционированного использования в местах проведения массовых мероприятий с участием большого числа людей, в непосредственной близости от объектов Службы внешней разведки и над ними, вблизи важных государственных и потенциально опасных объектов, объектов транспортной и информационно–телекоммуникационной инфраструктуры.
Сотрудники Росгвардии, МВД России, ФСБ России, ФСО России и СВР России в целях пресечения несанкционированных полетов БВС наделяются полномочиями по их уничтожению и повреждению, подавлению и преобразованию сигналов дистанционного управления ими, задержанию внешних пилотов БВС, обнаружению и изъятию всех или отдельных элементов беспилотной авиационной системы.
Заместитель директора Рос-
гвардии Олег Борукаев подтвердил, что процесс совершенствования различных типов беспилотных воздушных судов, а также расширение области их применения, в том числе в противоправных целях, носит лавинообразный характер. Большую угрозу несут БПЛА в случае их несанкционированного применения при проведении массовых мероприятий, с их помощью может быть произведено распыление отравляющих веществ, применены взрывчатые вещества, проводиться видеосъемка для выявления слабых мест у правоохранительных органов, вскрытия маневра. На важных государственных объектах внутренние нарушители с помощью БПЛА могут совершать хищения ядерных материалов и секретных изделий.
В случае выявления факта неправомерного применения БПЛА данные об этом передаются в Росавиацию, но зачастую их бывает недостаточно для фиксации состава правонарушения. Только в 20–30% случаев удается задержать внешнего пилота, при этом не оказывается никакого воздействия на летательные аппараты. По данным Ространснадзора, из–за нерасторопности правоохранительных органов почти половину дел об административных нарушениях, связанных с неправомерным использованием БПЛА, приходится закрывать по истечении сроков.
Таким образом, действующее законодательство не позволяет в полной мере противодействовать новым угрозам, которые несут БПЛА. «Вопрос привлечения к ответственности нарушителей воздушного пространства осуществляется только при задержании внешнего пилота. Просто зафиксировать и пресечь полет мы не можем. Росавиация ведет только учет информации. У нас нет права на пресечение полета БПЛА, вследствие чего мы не можем поставить средства борьбы с беспилотной авиацией, включая опознавание БПЛА, не можем зафиксировать состав правонарушения, – проинформировал Олег Борукаев. – Данный законопроект позволяет решить комплексную задачу по охране важных государственных объектов от незаконного применения БПЛА».
Конечно, можно применять технические средства по противодействию БПЛА, но их стоимость в зависимости от эффективности варьируется от 150 до 200 млн руб., для бюджета это неподъемная сумма. Как отмечают эксперты, с развитием технологий беспилотной авиации будет возрастать и стоимость технических средств борьбы с ними. Разрешение на применение оружия и боевой техники в отношении БПЛА–нарушителей значительно удешевляет расходы и является решением проблемы неправомерного использования беспилотников. Применение оружия особенно актуально против БПЛА, которые невосприимчивы к подавлению или преобразованию сигнала дистанционного управления. Такие аппараты работают по заданной программе, не управляются внешним пилотом, их полет можно пресечь только огнем на поражение, заключил Олег Борукаев.
Заместитель руководителя Департамента транспорта и развития дорожно–транспортной инфраструктуры г. Москвы Андрей Корнеев предложил наделить полномочиями по пресечению полетов БВС и сотрудников подразделений транспортной безопасности. «Не поддерживаем предложение о наделении такими же правами сотрудников службы транспортной безопасности. В основном это обычные коммерческие предприятия, и их компетенции недостаточно для того, чтобы принимать решение об уничтожении дрона», – возразил заместитель Рос-
транснадзора Андрей Шнырев и предложил дополнить закон требованием к тем лицам, которые принимают и реализуют решение о пресечении полета БВС, предусмотреть порядок и критерии принятия такого решения.
Проблема усугубляется тем, что уже созданы беспилотники, которые визуально не отличить от пилотируемого воздушного судна, для этого нужен большой опыт и хорошее оборудование, но невозможно оснастить все объекты таким оборудованием. Как говорят эксперты, сегодня любое воздушное судно можно сделать беспилотником с помощью программного кода, поэтому нужно подумать над обеспечением кибербезопасности, потому что перехват канала управления злоумышленником может привести к непредсказуемым последствиям. Можно выполнить все требования законодательства: зарегистрировать дрон, выполнять полет на совершенно законных основаниях, а злоумышленник, перехватив канал управления, может привести законный полет к трагическому финалу.
«Бесконтрольный поток дронов хлынул в страну, и никто не знает, какая там начинка. Нам самим нужно развивать это направление. Да, дроны могут представлять потенциальную угрозу, но только запретами проблему не решить, нужно учитывать реальные риски. Можно, конечно, закрутить гайки и запретить все, но тогда уничтожим отрасль или, что еще хуже, заставим уйти в серую зону», – констатировал Андрей Шнырев.
Да, сегодня транспортная отрасль стоит на пороге трансформации, если не сказать революции, и активно движется в сторону автоматизированного управления и беспилотных технологий, заявил заместитель министра транспорта Александр Юрчик. По большому счету мы не отстаем от остального мира, мы движемся активно в этом направлении, заложили основы регулирования беспилотных воздушных средств, разработали нормативно–правовую базу. По сути, современный самолет – это беспилотное воздушное средство, на борту которого пока находится оператор – пилот. То есть мы уже вошли в такую систему координат, когда полеты совершаются беспилотными воздушными средствами. Отсюда следует, что нужно выработать систему правил и мер безопасности, по которым будут работать и пилотируемые, и беспилотные воздушные суда, чтобы каждый участник процесса понимал, как эти правила исполнять и какие меры административного воздействия наступят в случае нарушения этих правил», – пояснил замминистра.
В настоящее время технологии контроля за пилотируемыми воздушными судами мало пригодны для беспилотников, число которых растет в геометрической прогрессии, пока не разработаны системы определения первичной локации с земли беспилотников на малых высотах, ниже 3 тыс. м, и технологий, обеспечивающих это, тоже пока нет, сказал Александр Юрчик. Концептуально Минтранс готовит законы по всем направлениям, включая разработку, сертификацию, выпуск летательных аппаратов, которые будут регулировать по одним и тем же правилам как пилотируемые, так и беспилотные воздушные суда, так как все они используют единое воздушное пространство и, значит, должны подчиняться единым правилам.
«Минтранс разрабатывает нормы и правила для тех людей, которые хотят работать по закону, – подчеркнул Александр Юрчик. – Одним из вариантов решения проблемы может стать установление временных или постоянных зон безопасности не только над важными государственными объектами и объектами транспортной инфраструктуры, но и над прилегающими к ним территориями с обязательным информированием об этих зонах участников воздушного движения».
Безусловно, проблема применения беспилотников не ограничивается только воздушным пространством, угрозы могут распространяться и в других средах, как на суше, так и в водных акваториях. Например, потенциальную угрозу может представлять беспилотный автотранспорт, уже известны ДТП со смертельным исходом, произошедшие в результате действия беспилотного автомобиля. Это тоже требует своего законодательного регулирования, выработки эффективного и надежного механизма защиты, в том числе и от преступных посягательств с использованием беспилотников.

Татьяна ЛАРИОНОВА,
обозреватель «ТР»

Прочитано 219 раз
Другие материалы в этой категории: « Наука высоких скоростей Трафик в законе »