От первого лица

Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor
Четверг, 09 января 2020 08:45

И один в поле воин

Как бывший кочегар Печерского пароходства стал первым на Северном флоте Героем Советского Союза.

Служить оставила война

Июнь 1941 года. Василий Кисляков, отслужив положенный срок, готовился к демобилизации. В ряды РККА его призвали в 1937 году. Попросился на север, на флот. Направили в Мурманск, к морю. Казалось, что мечта вот–вот сбудется, но отбор в моряки тогда был строгий, одного лишь крепкого здоровья было недостаточно. Роста Василий был небольшого, и это, возможно, послужило причиной того, что его оставили в береговой охране. 5 июня он должен был демобилизоваться. Планировал вернуться в Печорское речное пароходство, в котором пять лет ходил кочегаром на пароходе «Сталинец».
Появление этого судна на северных речных маршрутах связано с вышедшим в конце 1932 года постановлением ЦК ВКП(б), направленным на быстрейшее освоение богатств Печорского края, создание топливной базы всесоюзного значения, призванной обеспечивать каменным углем Северный морской флот, Ленинград и Кольский полуостров. В том же году в Воркуте заложили первую шахту. Ее строительство при отсутствии дорог, кроме водного пути по рекам Печоре и Усе в короткий навигационный период, граничило с героизмом. И все–таки шахта была построена за рекордные два года, и осенью 1934–го начала выдавать на–гора первый промышленный уголь. В освоение воркутинских углей немалый вклад внес пароход «Сталинец». В те тяжелые и ответственные для речников Печоры годы и трудится на судне мощностью 180 л.с. и грузоподъемностью 60 тонн Василий Кисляков.
Но вернуться к мирной работе не пришлось. Был он старшим сержантом, командовал взводом, передать подразделение было некому, а тут как раз прислали новобранцев. Поэтому командир роты просил его задержаться хотя бы на время, а в принципе предлагал вообще остаться на сверхсрочную службу. А вскоре началась война.
Уже 29 июня 1941–го немцы перешли сухопутную границу и двинулись на Мурманск. Это были отборные части хорошо укомплектованного, обученного и оснащенного техникой горного егерского корпуса – элиты германских войск. Противостояли им одна стрелковая дивизия и пограничные заставы, что было явно недостаточно. В помощь им командование Северного флота приняло решение сформировать отряд морских пехотинцев, в который набрали добровольцев с кораблей и подводных лодок, красноармейцев из береговой охраны. Кисляков в отряде возглавил отделение.

На безымянной высоте

В середине июля 41–го отряд удерживал высоту Безымянная, которую ожесточенно штурмовали немецкие горные стрелки. Когда в бою погиб командир взвода, старший сержант Кисляков принял командование на себя. Взяв ручной пулемет, укрылся за горным уступом и приготовился к очередному штурму. Бойцам приказал беречь боеприпасы, которые быстро заканчивались после атак врага. «Тем временем егеря опять двинулись в атаку, наверное, подошло подкрепление, – позднее вспоминал Василий Кисляков. – Шли густо. Их уже много, этих темно–зеленых мундиров. Но ничего, думаю, посмотрим, чьи нервы крепче».
Позиции морских пехотинцев фашисты обстреливали из пулеметов и минометов, но защитники не отвечали: притаившись, ждали, когда те подойдут поближе. Подпустив гитлеровцев на расстояние 20–25 метров, североморцы открыли огонь. Короткими и точными очередями, экономя патроны, они отбросили врага.
Вскоре атака возобновилась. Егеря двигались напролом, невзирая на потери. Высота Безымянная огрызалась редкими выстрелами, а когда враг подошел вплотную, бойцы приготовили винтовки для штыковой и гранаты…
Противник в рукопашную не пошел и вновь отступил. Но как удерживать занятый рубеж, не имея боеприпасов? Кисляков приказал бойцам взять раненых и отходить на соединение с основным отрядом, а сам остался прикрывать отход группы.
«Ложусь за пулемет. Вся надежда теперь на него. У меня было пять дисков, по полсотни патронов в каждом, и шесть гранат», – позднее рассказывал он. Как долго ему предстоит в одиночку сдерживать натиск врага и когда подойдет подкрепление – на эти вопросы ответов не было. Понимал одно: нужно выстоять во что бы то ни стало. «Удержаться на высоте и постараться остаться живым, чтобы товарищи не говорили потом с горечью: «И высоту не удержал, и сам погиб…»
Немцы пошли в очередную атаку, и Кисляков приготовился к бою. Один против ста вооруженных солдат врага. Открыл огонь, когда горные стрелки вновь подошли почти вплотную. Каждый раз отбрасывая немцев назад, старший сержант менял позицию, не давая понять, что высоту защищает он один. Несколько раз громко командовал «взводу» пойти в атаку, и враг ненадолго отступал, давая защитнику короткую передышку перед новым штурмом.
И вот наступил момент, когда у Кислякова осталась последняя граната. Он принял решение взорвать себя с несколькими фашистами. Но Василию повезло. Стоило ему встать и с криком «За Родину!» ринуться на врага, как с разных сторон раздались крики «Ура!» и «Полундра!». Это на выручку отважному командиру подоспело подкрепление. Враг обратился в бегство. Стратегически важная высота не покорилась ему. Если бы североморцы потеряли ее, потребовалось бы немало времени и сил, да и возможных потерь, чтобы выбить оттуда врага.
Золотой звезды старший сержант Василий Павлович Кисляков удостоен был 13 августа 1941 года и стал первым на Северном флоте Героем Советского Союза. О его подвиге написали газеты, были выпущены листовки с его портретом и описанием подвига.

Дали по… шлему

Спустя несколько месяцев, в ноябре, Василий Кисляков вновь отличился. Вот как писал в своей книге «Вместе с флотом» бывший командующий Северным флотом адмирал Арсений Головко: «Морским отрядам Северного флота пришлось штурмовать сильно укрепленную высоту Важная, которая господствовала над Чертовым перевалом. Фашисты называли ее «Стальным шлемом». Решительным броском морские отряды вышибли егерей не только с Важной, но и с другой, соседней с ней высоты. В этом бою отличился старший сержант морского отряда Василий Кисляков, ставший Героем Советского Союза еще 13 августа, когда в силу необходимости один держал оборону против ста гитлеровцев. И теперь он проявил матросскую смекалку.
Вьюга, разыгравшаяся перед боем, была настолько сильной, что фашистские егеря не ожидали штурма. Они отсиживались в расщелинах, укрываясь от колючих снежных вихрей, которые бушевали над обледенелыми сопками. Передвигаться было невыносимо трудно. Вихри ослепляли, забивали дыхание; видимость почти отсутствовала. Тогда Кисляков надоумил всех в отряде надеть маски противогазов с гофрированной трубкой. Эта нехитрая выдумка позволила морскому отряду неприметно подкрасться к противнику, занять удобную исходную позицию и по сигналу командира совершить штурмовой бросок. Он и решил судьбу обеих высот».
Благодаря Кислякову и другим морякам–североморцам важнейший стратегический порт Мурманск не был отдан врагу.

Север – друг североморцев

Получивший в ноябре 1941 года ранение, Василий Павлович был отправлен в военно–морской госпиталь в Мурманске. После выздоровления его направили на офицерские курсы при штабе береговой обороны, и в звании младшего лейтенанта Кисляков вернулся в свою 12–ю бригаду морской пехоты на должность помощника начальника штаба батальона по разведке.
Приехал к новому месту службы не один. «Побывав в отпуске в родных местах, увез с берегов Печоры живой подарок от земляков – овчарку–подростка по кличке Север. Собак я любил с детства. А эту темно–серую овчарку надеялся приучить помогать нам в боях – ходить в разведку за «языком». Север стал моим настоящим другом и не раз приходил мне на помощь», – так писал о своей собаке Василий Павлович.
Чтобы сделать из пса настоящего бойца, Кисляков все свободное от боев время тренировал Севера, который быстро стал любимцем не только своего хозяина, но и сослуживцев. Пес бежал вместе с ними в атаки, участвовал в рукопашных схватках. Однажды спас жизнь своему хозяину: во время схватки в темном немецком блиндаже бросился на гитлеровцев, ошеломил их, чем и воспользовался Кисляков: автоматной очередью уничтожил фашистов.
Так в грозные военные дни овчарка сражалась против фашистов вместе с друзьями–североморцами, которые обороняли побережье полуострова Средний. Противник то и дело пытался сбросить наших бойцов в море, а те в свою очередь совершали дерзкие вылазки на позиции врага. Во время одной из них рота автоматчиков, которой командовал Василий Кисляков, штурмовала гранитную сопку, на которой прочно укрепились гитлеровцы. Но матросы вынуждены были залечь – пулеметные очереди из вражеского дота не давали возможности ни атаковать, ни обойти злополучную огневую точку. Но и оставаться на склоне сопки было нельзя, ведь в камне не окопаешься. Кисляков от валуна к валуну пополз вперед, стреляя по амбразуре дота. Собака ползла рядом. После очередных выстрелов Василий с удивлением увидел, что Север, прижав уши к шее, понесся прямо на вражеский дот. Хозяин закричал: «Север, назад! Север, ко мне!» Но остановить стремительный бег собаки не удалось, и та закрыла собой амбразуру дота. Когда пулемет умолк, моряки стремительно рванулись к огневой точке, окружили и уничтожили ее. Бой был выигран.
Север лежал на камнях рядом с пулеметным окошком. Когда к нему подбежал Кисляков, то увидел невыносимо тягостную картину. Вся грудь четвероногого друга разворочена пулями. Пес жалобно и глухо скулил, уже беспомощно лизал руку своего хозяина, как бы навечно прощаясь с ним. Потом затих…
Хоронили овчарку со всеми воинскими почестями и трехкратным салютом. У моряков на глазах были слезы.

Победу встретил на Дунае

До осени 1944 года 12–я Краснознаменная бригада морской пехоты вела позиционные бои на полуострове Средний. Василий Кисляков неоднократно водил разведгруппы в глубокий тыл противника, совершал налеты на опорные пункты немцев на побережье Баренцева моря.
7 октября войска Карельского фронта в Заполярье перешли в наступление и прорвали оборону противника на перешейке полуострова Средний. В дальнейшем бригада участвовала в десанте на мысе Крестовый, в штурме Петсамо (ныне город Печенга Мурманской области), после чего форсированным маршем преодолела хребет Муста–Тунтури и вступила на территорию Норвегии.
К 15 ноября 1944 года война на Карельском фронте была закончена. Василий Павлович был переведен в 143–й отдельный батальон морской пехоты Черноморского флота, действовавший в составе Дунайской военной флотилии. Во время освобождения Вены командир роты капитан Кисляков участвовал в захвате моста через Дунай, что спасло шедевр мировой архитектуры от разрушения. Это был его последний бой.
После войны Василий Павлович продолжил службу в армии. В 1955 году уволился в запас. Жил в Москве. До выхода на пенсию работал на заводах «Главметрострой», «Красный богатырь» и «Каучук». Написал две книги – «На сопках Заполярья» и «За полярным кругом».
Василий Павлович скончался 29 ноября 1990 года. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Владимир ГОНДУСОВ

Прочитано 383 раз Последнее изменение Четверг, 09 января 2020 08:49
Другие материалы в этой категории: « Они были первыми… Любовно сшитая, пулями пробитая… »