От первого лица

Наши сайты

AD200 60  new logo id

  • mintrans new
  • rostransnadzor
  • rosavia
  • roasavtodor
  • morereshka
  • roasavtotrans
  • rosgeldor
Среда, 09 сентября 2020 18:15

Вполне рыночные решения…

Как разгрузить расходную часть бюджета?

Будет или нет вторая волна эпидемии, сейчас сказать сложно. А пока на повестке дня у большинства отраслей реального сектора экономики главный вопрос – как справиться с последствиями первой волны, как восполнить выпадающие доходы. В полной мере это относится к транспортному комплексу. Наиболее пострадавшие отрасли или отдельные направления получили прямые субсидии от государства. Но такую помощь удалось «выбить» только для железнодорожного контейнерного транзита в объеме 1 млрд руб. и авиации – 30 млрд руб. Пригородные пассажирские перевозки и водный транспорт вошли в перечень отраслей, наиболее пострадавших от вируса, но денег из бюджета им пока не обещают.

Государственных средств на всех, естественно, не хватит. И в транспортном бизнес–сообществе, прекрасно понимая это, изыскивают возможности для пополнения бюджета компаний. Для этого используются различные механизмы, о которых поговорим, взяв в качестве примера ОАО «РЖД».
С финансовыми трудностями в постпандемический период столкнулся такой системо-
образующий холдинг, как ОАО «РЖД». Падение деловой активности, с одной стороны, и эпидемиологические ограничения – с другой, уже привели к снижению грузооборота и пассажирооборота в этом году по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И достичь прежних показателей удастся не скоро. Наконец, в апреле 2020 года менеджмент компании подтвердил наличие огромного разрыва в инвестпрограмме холдинга на 2020 год в объеме трех четвертей от нее, или более 500 млрд руб.
Инвестпрограмма потенциально может уменьшиться в четыре раза – с 820 млрд руб. до 200 млрд руб., но монополия хотела бы сохранить ее на уровне не менее 620 млрд руб., а для этого необходимо найти дополнительные источники финансовых средств.
В частности, средства планируется привлечь через механизм бессрочных облигаций, над которыми специалисты компании вместе с коллегами из Правительства и ЦБ работали в течение последних двух лет. ОАО «РЖД» готово начать выпуск таких облигаций в течение месяца и разместить в этом году бумаги на сумму не менее 370 млрд руб.
В монополии и раньше говорили о выпуске ценных бумаг в таком объеме, который должен быть выкуплен банками.
Нормативная база по выпуску таких облигаций корпорациями уже есть – соответствующие изменения в закон «О рынке ценных бумаг» были приняты еще в конце 2018 года. Но пока ни одного выпуска не было сделано. Главный вопрос – кто будет готов покупать бумаги. По подобным облигациям возможна отмена купона, если у компании убыток, а значит, инвесторам, которыми в основном являются банки, придется проводить дополнительное резервирование средств под возможные убытки.
Далее, если доходность по этим бумагам будет ниже, чем, например, у таких интересных с точки зрения доходности компаний, как «Сургутнефтегаз» или «Татнефть» (8–12% годовых), то никому такие облигации не будут нужны из–за несопоставимых рисков, а банки найдут способ их не покупать. Так что с бессрочными облигациями все не так просто.
В качестве еще одной меры, которая позволит стабилизировать инвестпрограмму ОАО «РЖД», предлагается с опережением на год выделить компании 30,5 млрд руб. на реконструкцию БАМа и Транссиба, получение которых предполагалось в 2021 году.
Эту идею уже поддержали в Минфине РФ. Это позволит потратить на развитие Восточного полигона в 2020 году 60,5 млрд руб. из средств фонда.
Что касается вышеназванной поддержки железнодорожных контейнерных перевозок прямыми субсидиями, то они предназначаются для выравнивания тарифов с ценами соседних стран, конкурирующих с РФ, прежде всего на оси Китай – Европа. Для этого нужно выделить порядка 1 млрд руб. Субсидия в объеме 900 долл., или 70 тыс. руб., на контейнер принесет доход в 2,5–3 тыс. долл. на единицу и позволит увеличить транзит по РФ на 200–250 тыс. контейнеров уже в 2020 году. Так что поддержка контейнерных перевозок со стороны государства экономически оправданна.
В список наиболее пострадавших отраслей вошли пригородные железнодорожные перевозки. В Минтрансе попросили субсидировать лизинговые платежи пригородных пассажирских компаний на 3,24 млрд руб., перебросив эти деньги из компенсации федерального бюджета за пригородные перевозки, поскольку та не будет выбрана в этом году из–за снижения пассажиропотока. В Правительстве рассматривается включение в список пострадавших и Федеральной пассажирской компании, отвечающей за дальнее следование, – ее потери в 2020 году оцениваются в 100 млрд руб.
На этом прямая финансовая помощь от государства железнодорожной монополии на данном этапе заканчивается.
Но есть у компании и свои внутренние резервы для решения долгосрочных задач, и связаны они с реализацией непрофильных активов. Тем более что у холдинга имеется долгосрочная программа реализации непрофильных активов 2016 года, и рассчитана она до 2025 года.
Большинство крупных хозяйственных субъектов имеют непрофильные активы, которые могут приносить как убыток, так и значительную прибыль. Главное – правильно ими управлять.
Для справки: непрофильные активы – это такое имущество компании или предприятия, которое не задействовано в процессе производства и сбыта и не применяется для ремонта, обслуживания, учета основного процесса производства. Сюда же относят и незаконченное строительство, акции, ценные бумаги, части в уставном капитале другого предприятия, которое имеет иное направление деятельности. То есть это все то, что не задействовано в основной деятельности учреждения.
В качестве примера можно привести ситуацию с наличием на балансе компании общежития, детского сада, оздоровительного лагеря и т. д. Эти учреждения могут и не приносить дохода, а затрачивать средства на них приходится всегда.
Управление непрофильными активами предполагает оптимальный способ их использования.
Существуют два пути для того, чтобы получить материальную отдачу от этого имущества, находящегося на балансе:
– продажа непрофильных активов (реализация);
– реструктуризация.
Если руководство организации не видит для себя перспективы их использования и придерживается такой бизнес–стратегии, где данное имущество не будет задействовано, то тогда продажа непрофильных активов – лучший способ избавления от бремени.
Существуют также и такие схемы по управлению непрофильными активами, как передача местным властям – обычно социальные активы (детские сады, поликлиники, оздоровительные комплексы); списание – если имущество морально или фактически устарело либо если невозможно найти покупателя для продажи данного непрофильного актива; сдача в аренду или передача на управление (является предпочтительной, когда рыночная стоимость имущества низкая, либо если собственник планирует в дальнейшем использовать имущество в основном производстве).
Возвращаясь к непрофильным активам ОАО «РЖД», отметим, что их список у монополии насчитывает несколько десятков страниц и включает в себя как пакеты акций, так и многочисленное недвижимое имущество в виде земельных участков и сооружений типа больниц, санаториев и станций.
Видимая и публично открытая часть железнодорожного имущественного «айсберга» – это, конечно, акции дочерних и зависимых обществ, которые РЖД выставляет на продажу.
Реестр всего отчуждаемого имущества был утвержден руководством РЖД еще в ноябре 2016 года, однако он ежегодно обновлялся и дополнялся вплоть до ноября 2019 года.
В программе долгосрочного развития РЖД до 2025 года говорится, что на начало реализации прграммы госкомпания владела акциями (долями) 125 обществ. В реестре непрофильных активов 2016 года значатся 62 наименования, от которых РЖД планирует избавляться до 2025 года.
Сегодня, фактически на середине пути, можно подвести предварительные итоги «отчужденческой» деятельности РЖД с финансовой точки зрения.
Главным событием ушедшего 2019 года стала продажа РЖД «ТрансКонтейнера» по цене выше ожидаемой. Цена на аукционе 50% плюс две акции компании составила 60,3 млрд руб. По предварительной консолидированной финансовой отчетности прибыль от этой сделки 42,5 млрд руб.
В ближайших планах – продажа доли в группе Gefco, но здесь многое будет зависеть от конъюнктуры на европейском рынке, который сейчас непредсказуем.
Также в перспективе у холдинга продажа «Вагоноремонтной компании – 2» («ВРК–2»). При этом «ВРК–1» монополия предпочитает оставить у себя, так как данный актив должен обеспечить стабильную работу этого сегмента независимо от того, как складывается ситуация на ремонтном рынке. И, исходя из географии расположения мощностей, это позволит обеспечить минимально необходимый уровень и качество ремонтных мощностей РФ и одновременно поддерживает конкурентную среду рынка вагоноремонта.
Ранее РЖД уже продали 100% минус одну акцию «ВРК–3» за 8,65 млрд руб. при стартовой цене 7,016 млрд руб.
Это продолжение последовательной стратегии РЖД по избавлению от непрофильных активов. Ничего нового здесь нет, другой вопрос, что конъюнктура рынка для продаж сейчас не выглядит простой. Но кто говорил, что будет легко?
Возьмем хотя бы ситуацию с продажей энергомощностей, входящих в ТГК–14.
Для справки: ТГК–14 обеспечивает тепловой энергией потребителей Забайкальского края и Бурятии. В состав компании входят семь ТЭЦ, два энергетических комплекса с установленной электрической мощностью 650 МВт и тепловой мощностью 3120 Гкал/ч.
Расставание с непрофильными активами в данном случае происходит не только по желанию самой компании, но и по принуждению. Так, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) разработала законопроект, который позволит ей через суд принуждать госкомпании, владеющие генерирующими, сбытовыми и сетевыми компаниями одновременно, продавать такие активы. В первую очередь это коснется ОАО «РЖД».
Для усиления конкуренции в электроэнергетике разработаны поправки к законодательству, которые дадут ФАС право через суд принуждать компании продавать непрофильные энергоактивы. ФАС выходила с такой инициативой еще в 2018 году, тогда служба хотела ввести новую норму в первом квартале 2022 года, но теперь предлагает сдвинуть сроки на декабрь 2020–го.
Сейчас компаниям и аффилированным с ней лицам запрещено в одной ценовой зоне совмещать монопольные и конкурентные виды деятельности (передачу с генерацией и сбытом), однако крупные госкомпании нарушают эту норму. Так, в группу аффилированных лиц ОАО «РЖД» (осуществляет деятельность по передаче энергии) входят сбытовая компания «Энергопромсбыт» и компания ТГК–14.
Действительно, ОАО «РЖД» через сбытовую компанию «Энергопромсбыт» владеет 39,8% ТГК–14. ОАО «РЖД» пытается выйти из ТГК–14 с 2017 года, но в 2018 году не смогла продать долю. В январе 2020 года руководство холдинга подтвердило, что ОАО «РЖД» и НПФ «Благосостояние» (еще около 50% акций ТГК) планируют выходить из ТГК–14 и ищут «точку выхода». В ОАО «РЖД» поясняют, что готовы продать в 2020 году акции ТГК–14 в связи с тем, что сейчас в регионе работают альтернативные дублирующие поставщики электроэнергии. Так что можно считать, что ситуация с продажей энергетических активов ОАО «РЖД» – тот случай, когда интересы холдинга и регулирующего органа совпадают.
Теперь о непрофильных активах социальной направленности. ОАО «Российские железные дороги» в 2020 году намерено продать свою долю в дочернем АО «РЖД–Здоровье» вместе с 19 санаториями в Краснодарском, Ставропольском краях, Калининградской области и на Алтае. Сеть является крупнейшим оператором санаторно–курортных услуг в России с 4,2 тысячи койко–мест и годовой выручкой порядка 3,6 млрд рублей.
Предполагается, что РЖД полностью выйдет из владения АО «РЖД–Здоровье», сейчас актив находится в процессе оценки. При этом после сделки в ведении ОАО «РЖД» останутся еще 65 санаторно–курортных объектов, то есть без возможности поправить здоровье в ведомственных учреждениях на льготных условиях работники холдинга не останутся.
Сегодня требования к санаторно–курортному формату изменились по сравнению с теми, что были 20–30 лет назад. Для того чтобы соответствовать ожиданиям клиентов, оздоровительные учреждения нуждаются в модернизации и реконструкции, а это требует значительных инвестиций. К тому же в настоящее время более 60% клиентов – это внешние покупатели, а не сотрудники госкомпании.
Сегодня, когда количество работников в холдинге сокращается, появляются избыточные мощности по поликлиникам и санаториям. Поэтому продажа таких «непрофилей» в нынешних условиях – обоснованное решение.
Кроме того, сегодня уровень конкуренции на рынке гостиничных услуг и уровень доступа к этим услугам с помощью программ, агрегаторов типа «Букинга» и так далее, очень высок. И согласитесь, что рынок санаторно– курортных услуг требует рыночных методов работы.
По мнению председателя экспертного совета Института исследования проблем железнодорожного транспорта Павла Иванкина, распродажа медицинских и оздоровительных учреждений наглядно показывает, что железнодорожники знают, от чего и когда избавиться, чтобы не терять собственные средства и при этом заработать.
Подведем итоги. В общей сложности монополия в прошлом году распродала непрофильных активов на 72 млрд руб. В 2020 году планируется существенно снизить «продажные» обороты до 25 млрд, т.е. за два года общий доход должен быть около 100 млрд руб.
Экономически обоснованные и вполне рыночные решения ОАО «РЖД» по разгрузке расходной части бюджета и при этом получение средств от распродажи непрофильных активов – эта политика холдинга соответствует текущему моменту. От этого в выигрыше все: и монополия, и частный бизнес, и потребители услуг. Конечно, есть проблемы с реализацией непрофильных активов социальной направленности, в первую очередь если речь идет о передаче ведомственных поликлиник и больниц в небольших городах и поселках на баланс муниципалитетов. В каждом отдельном случае сделки должны рассматриваться с учетом конкретной ситуации с медицинским обеспечением, сложившейся на месте.
А вот по нашей теме возникают два вопроса. Первый: на что все же стоит тратить вырученные от продажи «непрофилей» средства? Но с учетом «дыры» в инвестпрограмме, на этот вопрос у холдинга наверняка есть ответ. И второй: кто в условиях не самой простой макроэкономической ситуации готов тратить миллиарды, выкупая у госкомпании ее активы? Вот с этим сложнее. Хотя если для ОАО «РЖД» продаваемые активы непрофильные, то для покупателей они будут очень даже профильными.

Ирина ПОЛЯКОВА,
обозреватель «ТР»,
кандидат
экономических наук

Прочитано 218 раз
Другие материалы в этой категории: « Covid–19 инвесторам не помеха