Среда, 16 сентября 2020 19:13

Пернатые бойцы

Голуби тоже воевали.

История Великой Отечественной войны хранит немало удивительных страниц, в том числе малоизвестных. Одна из них повествует о боевом применении… голубей.

Воздушные связисты

О том, что пернатые участвовали в войне, знал давно. Но лишь недавно – о том, что обучали голубей военному ремеслу в столичном районе Новогиреево, по соседству с которым живу и где часто бываю.
– Подготовку военных голубеводов, которые должны были заниматься селекцией и дрессировкой этих птиц, возложили на Центральный учебно–опытный питомник – школу военных и спортивных собак, – говорит краевед Татьяна Моргунова. – Летом 1941 года на закрытой территории Терлецкого парка открылась Центральная голубиная станция связи. Главной задачей почтовых голубей было доставлять письма и депеши от разведчиков в штаб. Пернатых начинали дрессировать примерно с двухмесячного возраста. В основном это были голуби почтовых пород, выведенные в результате планомерной селекции. Их увозили подальше от станции и приучали возвращаться обратно. Делали это на семи основных и нескольких вспомогательных подмосковных направлениях. В основе подготовки – удивительный дар птиц всегда находить дорогу к своему гнезду, а проводимые тренировки лишь развивали и закрепляли эту способность. Уже на передовой, вместе с разведгруппой на задание отправлялся младший командир–голубевод, который брал с собой до десятка птиц. В нужный момент он выпускал птицу с донесением. Та летела «в гнездо», то есть в штаб. Для надежности особо важные послания дублировались и отправлялись с тремя птицами…
К 1944 году, когда стратегическая инициатива окончательно перешла к советскому командованию, было решено сформировать специальные голубиные роты связи. Первой из них, переданной 12–му гвардейскому стрелковому корпусу Первой ударной армии 2–го Прибалтийского фронта, командовал опытный голубевод капитан Михаил Богданов. В подразделении было 80 солдат и 90 легких переносных корзин–голубятен, в каждой из которых помещалось по шесть птиц. «Всего в роте насчитывалось 500 голубей, которые были распределены на 22 направления и надежно работали в радиусе 10–15 километров, – рассказывает профессор Военной академии Генерального штаба полковник Владимир Шептура, собравший немало интересных сведений о «солдатах неба». – Рота обеспечивала двустороннюю связь штаба корпуса и штабов дивизий с полками и подразделениями, действовавшими на участках, где технические средства связи работали с перебоями. Только за полгода голуби доставили свыше четырех тысяч депеш. В среднем за световой день – 50–55 голубеграмм, но иногда их число превышало сотню».
Полковник показал донесение командира корпуса, в котором говорилось: «Голубесвязь при правильной организации ее применения имеет все данные для широкого использования в войсках, как при обороне, так и при наступлении. Ее неуязвимость огнем противника, независимость от имеющихся на местности преград, маневренность линий голубесвязи, быстрота и возможность передачи подлинных документов, что проверено опытом ее применения в корпусе, делает голубесвязь ценной в обеспечении боевых действий».
Порой пернатые совершали настоящие подвиги. Отряд разведчиков лейтенанта Лопатина, находясь в глубоком тылу противника, попал в окружение и потерял связь со своей частью. Единственная рация была разбита, а прорвать окружение было невозможно. К счастью, у бойцов был проверенный в деле один–единственный тренированный сизый голубь. Прикрепив к ноге воздушного связиста записку, его выпустили в небо. Во время полета голубя атаковал натренированный на голубей немецкий ястреб, ранил его, но тому удалось уйти. На голубиную станцию он прилетел в сумерках и буквально упал под ноги дежурному. Голубь был ранен, тяжело дышал, одна лапка была сломана. После передачи донесения в штаб пернатый герой был прооперирован ветеринарным врачом. Голубя удалось спасти.
Рассказал полковник Шептура и о таком случае. На одной из советских подводных лодок на борту жил почтовый голубь. Во время одного из боевых походов лодка торпедировала фашистский транспорт и, уходя от преследования, попала на минное поле и получила сильные повреждения. Самостоятельно подлодка не могла вернуться на базу. Рация вышла из строя. Тогда–то и пришел на помощь голубь. Он доставил сообщение за два дня, пролетев более тысячи километров. Скорость его полета составляла от 60 до 100 км в час. Летел даже ночью. Лодка дождалась помощи и была отбуксирована на базу.
Использовались пернатые и в некоторых партизанских отрядах. Один из них в белорусских лесах попал в окружение, в штаб послали сообщение с голубкой, чтобы вызвать помощь. Крылатый почтальон с трудом долетел до места и упал замертво перед входом в землянку. Израненный, с перебитыми лапками, он все же донес послание.
Примечательная деталь: за годы войны ни одно донесение, отправленное с голубем, не было утеряно. Разумеется, птиц не награждали, а вот заслуги более 30 военных голубеводов отмечены орденами и медалями.

Пернатые бомбы

Впрочем, птицы на фронте были не только почтальонами. Абсолютным новшеством было их использование для доставки зажигательных снарядов. В 470–м учебном центре служебного собаководства Вооруженных сил России, известном еще как питомник «Красная звезда», есть уникальный музей военного голубеводства. Его руководитель – историк, полковник в отставке Василий Хмельницкий, рассказал об архивных документах военных лет. Когда–то эти разработки были совершенно секретными, да и сейчас о существовании голубей–подрывников знают немногие. Один из документов называется «Описание кассеты для авиатранспортировки голубей с зажигательными снарядами», в котором есть пояснение: «Кассета предназначена для транспортировки и последующего сбрасывания голубей со специальным зажигательным снарядом над объектами противника».
– Принцип действия прост и надежен, – говорит Хмельницкий. – На голубя крепился зажигательный снаряд нажимного действия. Птица была надрессирована садиться на авиабомбы, подвешенные к крыльям боевых самолетов, а также на топливные емкости как стационарного, так и передвижного базирования. Когда голубь садился на объект, снаряд автоматически отстегивался, после чего срабатывал взрыватель нажимного действия, а голубь возвращался на базу.
Как голуби отличали советские самолеты или топливозаправщики от немецких? Оказалось, никак. Птицам было абсолютно все равно, куда садиться, лишь бы объект напоминал заданные дрессировщиками цели. Секрет «голубиных бомб» заключался именно в том, чтобы выпустить птиц точно над объектами противника. Они превратились для немецких летчиков и водителей топливозаправщиков в настоящий кошмар.
В материалах времен войны есть рассказ немецкого пилота, который описывает, как на крыло его готовящегося к вылету «мессера» сел голубь: «Я только подумал, что это плохой знак, как в следующую секунду топливный бак вспыхнул, я еле успел выскочить. Потом мне сказали, что русские использовали голубей–поджигателей. Даже после войны я не мог спокойно видеть этих птиц…»

Погибал каждый третий

«Потери крылатых бойцов были значительны, они погибали от осколков, снарядов, а также от нападений надрессированных немцами ястребов–перехватчиков. За каждые два месяца войны погибали в среднем до 30% обученных голубей», – поделился грустной статистикой полковник Владимир Шептура.
Чтобы пополнить ряды «солдат неба», в годы войны в стране была проведена «голубиная мобилизация» – часть птиц изымалась у местного населения для нужд армии и доставки депеш. 19 декабря 1941 года, когда немцы подходили к Москве, комендант города издал распоряжение: «В целях недопущения использования враждебными элементами голубей, находящихся у частных лиц, приказываю в трехдневный срок сдать голубей в Управление милиции, ул. Петровка, 38. Лица, не сдавшие голубей, будут привлечены к ответственности по законам военного времени». Естественно, на Петровке интересовались только почтовыми голубями.
Как отметил полковник Шептура, нацисты специально отдавали приказы снайперам отстреливать голубей и даже натаскивали ястребов, которые исполняли роль истребителей. А голуби, даже смертельно раненные, упорно пытались добраться до родной голубятни, неся сообщение. Даже если уже не могли взлететь, то из последних сил ползли по земле. На оккупированных территориях издавались указы Рейха об изъятии всех голубей у населения, большая часть которых просто уничтожалась, а наиболее породистых отправляли в Германию. За укрывательство потенциальных «пернатых партизан» их хозяину было только одно наказание – смерть.
Известно, что на второй день после оккупации Киева в городе был расклеен приказ о немедленной сдаче всех домашних голубей. За невыполнение этого распоряжения ожидал расстрел. Для устрашения нескольких киевлян казнили, в том числе известного в городе голубевода Ивана Максимова...
Казнили фашисты и юного ростовского голубевода Витю Черевичкина. Ему было 16 лет, когда немцы оккупировали донскую столицу. Под страхом смерти они запретили разводить голубей, однако Витя в течение недели тайком пробирался на свою голубятню, чтобы покормить птиц и выпустить полетать. На такую же опасную вылазку отправился и в роковой день – 28 ноября. Немцы изловили мальчишку, показательно отвели его в парк Фрунзе, где и расстреляли.
Память о Вите Черевичкине жива во многом благодаря сохранившемуся документальному снимку, на котором запечатлено тело расстрелянного юноши. В руке у Вити еще живой голубь. Смелый мальчишка поплатился жизнью за нежелание покориться врагу. Снимок был сделан советским фотографом Максом Альпертом. Уже после победы это фото стало одним из многих свидетельств нечеловеческой жестокости нацистов, предоставленных СССР на Нюрнбергском процессе.
Позднее в Ростове–на–Дону появился памятник мальчику с голубем на плече. Воздвигли его горожане в память о расстрелянном фашистами юноше, связном партизан, который передавал сообщения из оккупированного города с помощью голубиной почты.

Владимир ГОНДУСОВ

Прочитано 446 раз